“Ташкент лавирует между ЕС и ЕАЭС”. Обзор российских СМИ за февраль 2021 г.

Аналитический портал CAAN представил февральский обзор материалов российской прессы о событиях и процессах, происходивших в Центральной Азии. Здесь приводятся фрагменты, касающиеся Узбекистана. С полным текстом публикации можно ознакомиться на сайте caa-network.org.

В феврале российские политологи обсуждали итоги 30-летней независимости республик региона и задавались вопросам: «Быть ли Соединенным Штатам Евразии? Может быть, вместе с Россией путь к прогрессу и процветанию будет пройден легче и успешнее?». Были материалы, посвященные приоритетам ЕАЭС, участившимся встречам российских и центральноазиатских политиков, отношениям региона с третьими игроками – ЕС, Китаем, США, и подготовке транзита власти в Туркменистане.

Регион

В приложении к газете «Коммерсант» опубликован большой материал от узбекского политолога Кудратилло Рафикова (Быть ли Соединенным Штатам Евразии? 09.02.2021).

Вдали от морских путей и центров мировой торговли, но обладая богатыми ресурсами, за 30 лет «ни одному из государств Центральной Азии пока еще не удалось совершить качественный скачок в своем развитии и войти в число развитых стран мира».

Политолог считает, что перед странами региона стоят две задачи: укреплять национальную независимость и предпринимать интеграционные инициативы.

Практически все экономические беды региона К. Рафиков на отсутствие морских путей, чье развитие послужило экономикам многих стран, но увы не Центральной Азии, и видит решение в ближайших центрах международной торговли в Китае, Индии и России: «для стран Центральной Азии наиболее освоенными являются именно маршруты, связанные с Россией». Переходя к необходимости регионального сотрудничества, Рафиков перечисляет этнические, языковые и культурные параметры, сближающие народы Центральной Азии, и говорит о том, как еще до российской колонизации здесь сложилась собственная региональная идентичность: «Веками сложившаяся форма сосуществования народов ЦА вперемежку выработала единую региональную идентичность живущих здесь людей — «туркистонлик» (то есть «туркестанцы»), отодвигая вопрос об их территориальной или национальной принадлежности на второй план».

Обсуждая региональную интеграцию Центральной Азии, автор пишет, что «ликвидация ОЦАС (Организация центрально-азиатского сотрудничества) путем ее поглощения со стороны ЕврАзЭС привела к тому, что произошла фактическая подмена региональной повестки дня евразийской. Неготовые к такому повороту Узбекистан и Таджикистан не стали вступать в ЕврАзЭС. Таким образом, с того момента интеграционные процессы в ЦА оказались практически замороженными на целых десять лет».

Но второй этап этих процессов начался с приходом к власти в Узбекистане президента Мирзиёева. Политолог предостерегает Россию от «ложных посылов, неверных оценок и трактовок», от «снобизма, высокомерно-покровительственного отношения и некорректных высказываний», которые мешают адекватно воспринимать ситуацию в регионе. Автор уверен в необходимости крепких связей региона с Россией и заключает:

«современные не совсем благоприятные тенденции в мировом общественном развитии, предыстория и логика нашего дальнейшего движения вперед убедительно свидетельствуют о безальтернативности интеграционных действий на пространстве Центральной Азии. В то же время выражаем надежду, что вместе с Россией путь к прогрессу и процветанию будет пройден легче и успешнее (…) от успешного достижения здорового консенсуса между Россией и странами ЦА будет зависеть ответ на вопрос о том, перефразируя известное выражение В. Ленина, быть Соединенным Штатам Евразии или не быть».


Другой материал приложения «Коммерсант» от Владимира Соловьева подводит итоги 30-летней независимости республик региона (Зависимая независимость, 09.02.2021).

«Каждое из пяти центральноазиатских государств после распада СССР пошло собственным путем. И каждое оказалось подвержено тем же «болезням», что и прочие страны постсоветского пространства».

Гражданская война в Таджикистане, где правительство противостояло оппозиционному альянсу демократов и исламистов; изоляция от внешнего мира и нейтралитет Туркменистана, частые революции в Кыргызстане, андижанские беспорядки в Узбекистане, относительно стабильный Казахстан, где были и несколько громких убийств оппозиционеров и скандалы в президентской семье. Эксперты отмечают растущую зависимость от Китая.

«Чем слабее страна и чем больше она экономически зависима от Китая, тем больше точек входа туда (…) Мы увидим планомерную и сложную работу по окучиванию всех элит в Центральной Азии. Что здесь работает против китайцев, это то, что китайская экспансия не остается незамеченной и вызывает «огромный страх у населения, замешанный на том, что Китай творит в Синьцзяне в отношении мусульман и тюрков».

Александр Габуев, руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.

Любовь Лежнева из «Известий» про приоритеты ЕАЭС (Рыночные разрешения: как в ЕАЭС стирают экономические границы, 5.02.2021).

4 февраля российский премьер Михаил Мишустин встретился в Казахстане со всеми участниками по Евразийскому экономическому союзу (ЕАЭС) на Almaty Digital Forum. Мероприятие было посвящено цифровизации и Мишустин продемонстрировал приложения: «Работа в ЕЭАС» с базой вакансий и квартир для аренды и «Путешествуй без COVID-19» с выбором поликлиник, где тестируют на коронавирус и возможностью ездить по России, Белоруссии и Армении. Премьер-министр ратует за развитие цифровой платформы ЕАЭС на базе Евразийского банка развития (ЕАБР). Экономист мюнхенского Института изучения интеграции рынков и экономической политики (MIWI) Юрий Кофнер считает, что устранение нетарифных барьеров станет одной из основных задач для Союза: «Эпидемиологическая ситуация в 2020 году затормозила планы и возможности по устранению этих преград, например из-за необходимости усилить санитарно-фитосанитарный контроль на внутренних границах между Казахстаном и Киргизией». Введение единой валюты пока не рассматривается. По словам министра Евразийской экономической комиссии (ЕЭК) Тимура Жаксылыкова, «такой уровень интеграции на данный момент чрезмерен, ведь доля взаимной торговли в товарообороте ЕАЭС колеблется в районе 15%, что примерно в четыре раза меньше, чем в ЕС».


Узбекистан

«НГ» пишет про переговоры Евросоюза и Узбекистана (Ташкент лавирует между ЕС и ЕАЭС, 10.02.2021).

Основные цели переговоров: вопросы торговли, подготовка к подписанию Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве (СРПС) и упрощение визового режима со странами ЕС.

Главный научный сотрудник Института проблем рынка Российской академии наук, член-корреспондент АН Узбекистана Наби Зиядуллаев полагает, что Узбекистану важно сотрудничество с ЕС: «Можно потерять хрупкие нити, которые только-только начали выстраиваться с Европой и внешним миром. Тем более что Ташкент, хотя это и не предмет нынешних переговоров, будет добиваться для Узбекистана визового облегчения с ЕС по примеру Украины, Грузии и Молдавии». Но: «в документах Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве мало конкретики. Обговариваются только тарифы. Стало известно, что Россия хотела бы, чтобы Узбекистан на этих переговорах поднял тему сотрудничества между ЕС и ЕАЭС. Однако Евросоюз пока не рассматривает подобные предложения, а обговаривает торгово-экономическое сотрудничество с каждой из стран СНГ и Центральной Азией».

Однако Европа не спешит пускать на свой рынок узбекские товары, еще сохраняются санкции и бойкот узбекский текстиль. Бахтиер Эргашев, директор Центра исследовательских инициатив «Ma’no»: «Вряд ли Узбекистану в ближайшее десятилетие удастся в таких же объемах поставлять плодоовощную продукцию, как это сейчас делается в Россию и Казахстан. Во-первых, есть пределы производства, по крайней мере сегодня, и вряд ли огромные объемы в Европу могут быть поставлены. Хотя узбекская плодоовощная продукция вышла на британский рынок еще в 2018–2019 годах. Но это пилотные партии, которые не делают погоды. Все-таки основные объемы поставок плодоовощной продукции завязаны на страны ЕАЭС. Во-вторых, если бы Узбекистан был поставщиком сырья, даже хлопковолокна, то наверное, его бы принимали с распростертыми объятиями. Но Узбекистан поставил перед собой цель продавать не сырье, а готовую продукцию с добавленной стоимостью. А это очень конкурентный рынок».


Другой материал из «НГ» обсуждает досрочные президентские выборы (Мирзиёева переизберут досрочно, 02.02.2021).

Мирзиёев на сегодняшний день является безальтернативной фигурой на политической арене Узбекистана

Любые выборы в стране всегда проходили в конце декабря, осень была занята сбором хлопка. Теперь Узбекистан ориентируется на индустриальное развитие и хлопок больше не является главной статье дохода. Перенос выборов на осень предложили депутаты парламента, Сенат рассмотрит это предложение в феврале.

Игорь Панкратенко, заместитель директора Центра стратегических оценок и прогнозов, считает перенос логичным: «Аргументы, выдвинутые инициаторами данного вопроса, выглядят вполне убедительно и носят технический характер, исключающий политическую интригу. Лично для меня куда больший интерес вызывает новация о введении процедуры, согласно которой будут публиковаться промежуточные предвыборные и итоговые финансовые отчеты, а также результаты проверок со стороны Счетной палаты финансовой деятельности партий. Это куда важнее и принципиальнее, потому как выборы и партийная политика – это всегда в первую очередь деньги. А источники их поступлений – лучший индикатор того, какие силы поддерживают ту или иную партию, какую повестку продвигают, какие вопросы лоббируют. Если эта новация не будет формальной, предстоит узнать много интересного о механизмах формирования узбекской политики и других вопросах. Что для любого исследователя положительное явление – граней анализа становится больше, а ведь именно так формируется объективный взгляд на страну».

Шен Сию, китайский политолог комментирует: «Упразднение институтов окружных избирательных комиссий, проводящих выборы в районные (городские) кенгаши народных депутатов, определение порядка включения граждан Узбекистана, проживающих за рубежом, в список избирателей и так далее – это серьезные шаги в сторону прозрачности и открытости избирательного процесса для населения страны. А значит – и для вовлечения граждан в активную политическую деятельность, что, без сомнения, является положительным явлением, которое следует только приветствовать».

Станислав Притчин, старший научный сотрудник Центра постсоветских исследований ИМЭМО РАН: «Мирзиёев на сегодняшний день является безальтернативной фигурой на политической арене Узбекистана. По своему опыту и авторитету соперников у него нет. Поэтому большой разницы, когда проводить выборы – в начале кризиса или после кризиса, осенью или зимой, нет. С политологической точки зрения это не меняет расклад сил. Мирзиёев все равно остается главным и наиболее вероятным претендентом на пост президента».


Региональная аналитическая сеть Центральной Азии CAAN: продвижение мысли, знаний и амбиций


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s