«Жуткая по степени позорности и беспредела ситуация»

16 марта Узбекистан, декларирующий неприкосновенность частной собственности, насильно выселил из собственной квартиры жительницу города Ташкента Мавжуду Маматкасымову. Это решение, спорное с точки зрения буквы закона, прямо противоречит духу Конституции, уже в преамбуле которой подтверждается верность идеалам социальной справедливости и стремление создать гуманное демократическое правовое государство. Тем не менее, ООО «ВВ Stroy«, выступившее против простой женщины без денег на адвоката и связей, с легкостью сумело протащить его через Мирзо-Улугбекский межрайонный суд по гражданским делам, Ташкентский городской суд и судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда. Это решение, нарушающее права гражданина в угоду коммерческим интересам частного застройщика, с рвением, достойным лучшего применения, выполнило Бюро принудительного исполнения Генеральной прокуратуры Республики Узбекистан при силовой поддержке сотрудников органов внутренних дел.


«Этот кейс будет называться Делом Мавжуды, будет олицетворять продажность и коррупцию высочайшего уровня. Живите с этим, власть».

Insider.uz

Команда Makon.Media сделала репортаж с места событий:

«Ребята, я совсем не знаю, что делать. Я вырастила детей одна, я не получала помощи от государства, я никогда о ней не просила, рассчитывала только на себя — работала, зарабатывала. Дети выросли, они работают, содержат свои семьи. Никто из нас не попрошайничает, никто не бегает в махаллинский комитет за пособиями. Нет, у нас такого нет. Но как можно отнять мою частную собственность. Мою единственную квартиру, которую я купила на свои собственные деньги в 2004 году»,

— растеряно разводит руками женщина, на которую нежданно-негаданно обрушилась вся мощь государственного принуждения.

В официальном комментарии БПИ утверждается, что гражданка Маматкасымова получила квартиру большей площадью и компенсацию в размере 84 млн сумов.

«Истец с большим уважением перенёс вещи ответчика. Всё сложили в коробки и ящики. Завтра обещают прийти и помочь всё разложить по шкафчикам и ящичкам. Эта квартира лучше планировкой, здесь все комнаты раздельные»,

— не понимает сути конфликта сотрудник Бюро принудительного исполнения Худойназаров Самандар.

«Святые люди, а могли бы и расстрелять».


После возникшего общественного резонанса Верховный суд принялся защищать не репутацию страны, а узковедомственные интересы — пресловутую честь мундира.

По версии, озвученной Управлением по взаимодействию с общественностью и СМИ, проведенная в апреле 2020 года экспертиза оценила квартиру гражданки М. Маматкасымовой в 170 млн 124 тыс 060 сумов ($16,2 тыс.). ООО «B-B STROY» выделило ей другую квартиру стоимостью 346 млн 029 тыс 329 сумов. Предлагаемое жилое помещение соответствует санитарно-жилищным условиям и его стоимость значительно превышает сносимое. В связи с этим суды пришли к выводу о том, что ООО «B-B STROY» не нарушает права М. Маматкасымовой и её семьи на получение соразмерной компенсации взамен сносимого жилья. На этом основании суды постановили выселить женщину и её дочь из квартиры по улице Олтинтепа в квартиру на массиве Карасу-6. При этом, Верховный суд ссылается на то, что такой порядок установлен статьей 27 Жилищного кодекса Республики Узбекистан:


Статья 27. Обеспечение жилыми помещениями граждан, дома (квартиры) которых подлежат сносу в связи с изъятием участков для государственных или общественных нужд

В случае сноса находящихся в собственности граждан жилых домов (квартир) в связи с изъятием земельных участков для государственных или общественных нужд собственникам, по их выбору и по соглашению сторон предоставляется в собственность другое равноценное благоустроенное жилое помещение площадью не ниже социальной нормы площади жилья и выплачивается рыночная стоимость насаждений либо выплачивается рыночная стоимость сносимых жилого дома (квартиры), иных строений, сооружений и насаждений, а также рыночная стоимость права на земельный участок в полном объеме. В случае превышения рыночной стоимости сносимого дома (квартиры) или права на земельный участок рыночной стоимости предоставляемого жилья или права на земельный участок, разница подлежит компенсации собственнику, а в случае превышения рыночной стоимости предоставляемого жилья или права на земельный участок рыночной стоимости сносимого дома (квартиры) или права на земельный участок, разница подлежит компенсации собственником в течение пяти лет с момента предоставления жилья или права на земельный участок.

А в Верховном суде точно юристы работают? Эта статья регулирует правоотношения, возникающие между государством и собственником, когда изъятие участка вызвано государственными или общественными интересами. Как эту статью притянули к защите коммерческих интересов частной структуры?! В этом случае должны действовать договорные отношения в рамках сделок купли-продажи или мены согласно Гражданскому кодексу. Но даже в том случае, если ООО строит государственное или муниципальное жилье, к примеру для обеспечения жильем социально незащищенных граждан, всё равно нарушено обязательное условие — другое жилое помещение предоставляется по выбору собственника и по соглашению сторон.

Понятно, что суд пошел на поводу у коммерческой структуры — оценка квартиры М. Маматкасымовой не соответствует её рыночной стоимости. И даже понятно почему.


ООО «ВВ Stroy» создано в июле 2018 года с уставным фондом в 7 миллионов сумов (данные на 03.12.2019 г.) — около $900

AsiaTerra.

Представьте вы зарегистрировали общество с ограниченной ответственностью «Ноунейм» с уставным фондом в 7 млн сумов, обратились в установленном общем порядке в городскую администрацию и хоким Ташкента своим решением выделяет почти гектар земли в престижном районе столицы под строительство многоэтажных жилых домов. Далее в постановлении хокима Мирзо-Улугбекского района (все сканы есть на сайте фирмы) сказано, что за всеми построенными домами признается право собственности застройщика. Ну и где здесь государственные или общественные интересы?! Хокимияты и городской, и районный возлагают на застройщика обязанность по достижению соглашения с собственниками на основании полной компенсации рыночной стоимости сносимого жилья в порядке, установленном законодательством.

Охарактеризовать возникшую ситуацию иначе, чем беспредел и грубое нарушение законности — трудно. Не подозревать всех замешанных в этом государственных чиновников в злоупотреблении властью и коррупции — наивно.

В цивилизованных государствах, где есть независимое правосудие, выгодоприобретатель в лице частной коммерческой фирмы обязан достичь свободного и равноправного согласия граждан, которым он доставляет неудобства, чтобы получить прибыль.

У Мавжуды свои соображения — ей нравится район, ей не хочется менять свой второй этаж кирпичного теплого дома на третий этаж панельной хрущевки, у которой налогооблагаемая общая площадь больше, но жилая — меньше. И она имеет на это право — ведь это не она навязывается коммерсантам, а наоборот они вторглись в её уютный и комфортный мир, бережно и с любовью создававшийся своими руками и без чьей-то помощи. Для застройщика это вопрос получения прибыли, для неё — это вся её прошлая и будущая жизнь. И длящееся вот уже два года тревожное, бесправное, нервно истощающее настоящее.

«В апреле 2019 года я выбрала квартиру, которая мне понравилась. Это была трёхкомнатная квартира на втором этаже без ремонта, она стоила 37 тысяч. Застройщик обещал её выкупить, но тянул время. Через два месяца он сказал, что даст только 34 тысячи, еще 3 тысячи их фирма готова ссудить мне под проценты. Я отказалась.

Они подали в районный суд, где судья вынесла определение о принудительном выселении меня якобы из муниципальной квартиры. Но это никакое не муниципальное жилье, это моя частная собственность. Далее в городском суде и в коллегии Верховного суда дело не стали рассматривать по существу, они отказались приобщать разъяснение министерства юстиции о разнице между муниципальной и частной собственностью, а просто подтвердили решение первой инстанции.

Мы оспорили решение судебной коллегии, в Верховном суде нам сказали, что дело будет рассмотрено заново и у нас есть еще 15 дней. На этом основании отвезли копии всех документов и сопроводительное письмо в районное подразделение БПИ. Начальник, приняв наше заявление, сказал, что изучит. После этого мы с дочерью вернулись домой и впервые за несколько дней спокойно легли спать — тут нам начали ломать дверь.

Они вывезли все вещи в адрес на массиве Карасу-6. Мне не дали никаких документов на предложенную квартиру, я не знаю кому она принадлежит, каким образом она досталась Би-Би-строю. Я жила в квартире, которая меня устраивала, почему теперь я должна жить в квартире, которая устраивает застройщика?!»,

— рассказывает Мавжуда Маматкасымова.

«Во всех инстанциях мне говорят, что закон на моей стороне. И, несмотря на это, я бич без дома, денег, документов и даже одежды».


Долгие попытки отстоять свою собственность или добиться уважения своих законных прав со стороны застройщика, действующего с позиции силы и давления, помимо многочисленных наблюдателей в соцсетях, побудили неравнодушных граждан приехать на помощь женщине с дочерью, как только узнали о вероломном нападении:

«Государство позволяет частной фирме нарушать закон, мы в этой ситуации не можем отстоять даже то, что нам принадлежит по закону. Человека просто взяли за «шкиряк» и выкинули на улицу. За это время в её квартире с корнем вырвали двери и сняли окна, чтобы у нее не было возможности вернуться. А ведь сейчас еще идет рассмотрение дела и Верховный суд еще может внять юридическим доводам и прийти к выводу о том, что нижние инстанции вынесли неправосудное решение. Как быть в этой ситуации? Вот что сейчас делать?»,

— возмущается одна из свидетельниц разграбления квартиры представителями власти.

Кейс Мавжуды очень важен для ташкентцев — последние годы показали, что от внезапного интереса застройщиков не застрахован никто. Встречаются среди застройщиков такие, кто не дорожит репутацией, для которых урвать сиюминутную прибыль, сэкономив 3 тысячи (!) долларов на простой женщине, — вершина коммерческого успеха.

"Несмотря на недолгий опыт работы, на строительном рынке мы всего около 2 лет, наша компания «BB-Stroy» уже успела заслужить свой авторитет" (bb-stroy.uz).

«Я не перееду в ту квартиру, я буду бороться в Верховном суде, Генеральной прокуратуре, Министерстве юстиции, у омбудсмена. Одна надежда на справедливость. В устных беседах во всех инстанциях мне говорят, что закон на моей стороне. И, несмотря на это, в данный момент я бич — у меня ни дома, ни денег, ни документов, ни одежды»,

говорит Мавжуда дрожащим голосом, но со взглядом полным решимости.

«Жуткая по степени позорности и беспредела ситуация. Бибистрою законы не писаны, имидж страны по барабану, на Конституцию они плевали, как и на права человека. Заодно, видимо, купили себе лояльность всех исполнительных органов».

Insider.uz

В этих условиях депутаты обсуждают «смерть нации» от геев и «козлов», политические партии защищают монополии, специальная республиканская комиссия по женским вопросам совещается за закрытыми для прессы дверями, Верховный суд стесняется обнародовать свои зарплаты, а правительство оправдывает стремительный рост государственного долга тем, что никто не горит желанием инвестировать в экономику Узбекистана.

Сюда не то что инвестировать, скоро жить никому не захочется…


Подробнее в репортаже Makon.Media:

«Жуткая по степени позорности и беспредела ситуация»: 4 комментария

  1. Позор! Позор! Позор! «ВВstroy» может чья- то ООО большого чиновника. Пусть БОГ накажет этих людей за их деяния оставившую женщину на улице. Куда смотрит Прокуратура, Омбудсмен? Ещё раз стыд и позор!

    Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s