О прошлом и возможном будущем бульвара у «Голубых куполов» (Ташкент)

Тысяча триста деревьев и одна стела — что не так с конкурсом проекта «Истиклол», Виктория Ерофеева, hook.report

3 февраля 2021 года ташкентский хокимият стал инициатором гражданской активности, опубликовав конкурс проекта комплекса «Истиклол» на территории бульвара у «Голубых куполов».

В списке требований к конкурсантам есть условие «сохранения на территории многолетних декоративных деревьев», но при этом не приводится никаких данных о площади, конструкции, высоте предполагаемой постройки. Масло в огонь общественного недовольства подлила опубликованная в СМИ фотография возможного проекта, представленного 11 января президенту. На фото заметен монументальный объект, который многократно превышает размер девятиэтажек и нарушает инфраструктуру парка. Позднее хокимият прокомментировал, что «это фото не является основанием для строительства».

Возможный проект комплекса «Истиклол» напротив ЦУМа в Ташкенте

Hook.report подготовил большой материал о бульваре у «Голубых куполов», его исторической, художественной и градостроительной ценности, о комплексе «Истиклол» и конкурсе на проект. Эта статья стала возможна благодаря сотрудничеству редакции с независимыми экспертами и представителями госструктур. Мы попытались осветить проблему с разных сторон, показывая весь спектр мнений.

Как появился бульвар

Еще до землетрясения 1966 года проводился конкурс на проекты по застройке центра Ташкента, в котором участвовали пять проектных институтов — три из Москвы, один из Баку и «Ташгипрогор», который в итоге и победил. Архитекторы смогли связать центр современного города со старым — в 1964-м утвердили Генеральный план развития Ташкента, а специально для работы над застройкой центра организовали институт «ТашНИИПИгенплан».

Архитекторы «ТашНИИПИгенплан», работавшие над застройкой центра города. Фото: архив Юрия Халдеева

Бульвар у «Голубых куполов» (ранее бульвар имени В. Ленина) был частью этой застройки. Работу в 1969 году поручили коллективу архитекторов в составе Ю. Халдеева, Т. Першина, О. Вараксиной, Н. Сафроновой, Е. Гофмана. Строительством руководил заслуженный строитель Узбекистана Павел Саркисов.

«На территории парка раньше были маленькие квартальчики, старые постройки, многие из которых пострадали от землетрясения, — рассказывает архитектор Юрий Халдеев, — и уже после бедствия кварталы снесли, а мне поручили спроектировать этот бульвар к 100-летию со дня рождения Ленина. Концепция парка строилась вокруг планируемого на его территории монумента «Ташкент — город мира, международных встреч и конференций».  И я подумал, что было бы хорошо подчеркнуть эту идею методами ландшафтной архитектуры. Так возникли «Сады мира» — четыре участка 30х30 метров, оформленные в стиле узбекского, японского, французского и русского садов. Мой выбор пал на них из-за того, что они очень разные и по-своему яркие. Монумент в итоге так и не построили, но идея международной дружбы и солидарности стала доминирующей благодаря этим садам».

Юрий Халдеев, архитектор бульвара Голубые купола. Фото: Борис Жуковский

Архитектор Халдеев работал в тесном сотрудничестве с озеленителем Сафроновой, которая подбирала наиболее подходящие породы растений для зеленых зон. Трехсотлетний тутовник защитили каменной оградой, а при прокладке бульварных дорожек строители старались не повредить корни деревьев, растущих на территории парка.

Процесс строительства, 1969-1970. Фото: архив Юрия Халдеева

При проектировании «Садов мира» авторы стремились подчеркнуть их самые характерные и яркие черты. Например, узбекский сад «Чор-бог» включал четыре зоны с водоемами, которые разделяли аллеи, дно водоемов было выложено мозаикой с традиционным орнаментом, а над ними перекинуты навесы (перголы) с виноградниками. В русском саду высадили плакучие ивы, установили скамьи из бревен, соорудили пруд-омут с изгородью. Во французском применили регулярную планировку, использовали стриженую зелень, многоструйные фонтаны. Японский сад включал традиционные ворота, водоем с журчащей водой и тропинку «лунная дорожка», которая вела к гроту с небольшим водопадом.

С. Першина помогала конструировать малые формы — скамейки, фонтаны, элементы декора. Инженер-дорожник Е. Гофман занимался прокладкой дорог и тротуаров.

В проект были привлечены архитекторы Виль Муратов, ставший автором кафе «Голубые купола» и В. Дзимас, спроектировавший чайхану. «Голубые купола» сегодня — памятник культурного наследия, а чайханы уже не существует.

«Бульвар стал одним из первых советских опытов «паркового мультикультурализма», не имеющих прецедентов в республиканской практике. Этот проект — пример наиболее тщательно и детально проработанной ташкентской ландшафтной архитектуры 1960-х—1970-х годов»,

— считает историк архитектуры Борис Чухович.

Смерть «Садов мира»

В 2018-м парк перенес реконструкцию, в результате которой исчезли «Сады мира» и другие части паркового комплекса. Стоит отметить, что за исключением растений зон «Садов мира» другие деревья и кустарники не пострадали. На месте садов появились кафе и детские площадки, там установили хорошее освещение. Несмотря на потерю важных составляющих, эта территория осталась местом отдыха для жителей и крупной зеленой зоной.

«Растения в садах погибли задолго до этого, потому что за ними неправильно ухаживали, — отмечает Ольга Рахимова, ландшафтный дизайнер и одна из организаторов петиции против строительства «Истиклола» на территории бульвара. — В принципе, если иметь на руках планы и чертежи проектов, должное финансирование на закуп растений и оплату работ, то «Сады мира» можно восстановить. Мы со своей стороны готовы подключить необходимых специалистов и заняться этим проектом. Конечно, хорошо, что сейчас открывают новые парки, сажают растения и облагораживают территории, но пройдет много лет, прежде чем эти деревья вырастут так же, как здесь. Поэтому так важно сегодня сохранить наш бульвар».

Фото: Борис Жуковский

Член ICOMOS Йенс Йордан, который около 15 лет занимается вопросами сохранения памятников в Узбекистане, высказал свое мнение по поводу бульвара у «Голубых куполов» в историческом и архитектурном контексте:

«Образцы садово-паркового искусства также могут классифицироваться как памятники культурного наследия. Чтобы обеспечить дальнейшее их функционирование, они требуют такого же бережного отношения в сохранении и реставрации, как и памятники архитектуры. Процедуры обращения с такими объектами с 1981 года регулируются Флорентийской хартией. Примерами таких садово-парковых ансамблей в Ташкенте могут служить сквер Амира Темура и Национальный парк имени Навои. Но, так как ни один ташкентский парк не попал под защиту, сегодня все они значительно изменились со времен основания, и оценивать их историческое значение можно лишь условно.

Бульвар у «Голубых куполов», заложенный в начале 1970-х, как тематический парк представлял собой важный этап эволюции благоустройства городской среды. Учитывая единство всех составных частей, реконструкция этого парка должна проводиться только при условии сохранения изначальной идеи. К сожалению, «Сады мира» были демонтированы, что нарушило первоначальную концепцию парка. Но при грамотном подходе возможно их восстановление.

Создание нового символического объекта к годовщине независимости, несомненно, хорошая идея. Подобные проекты осуществлялись и раньше, например, стела «50 лет УзССР», находящаяся недалеко от монумента «Мужество».

Сегодня многократное копирование и увеличение размеров монументальных композиций уже неактуально, как и грубое доминирование высотных комплексов над изящными садово-парковыми объектами. Я думаю, что, если «Истиклол» станет небольшой стелой, а установка никак не повлияет на архитектуру и ландшафт бульвара, то это будет оптимальным решением. При этом я настоятельно рекомендую взять парк у «Голубых куполов» под охрану как памятник садово-паркового искусства».

Фото: Борис Жуковский

На странице Alerte Héritage в разделе «Архитектура Узбекистана XX века: черная и красная книга» также отмечено, что бульвару в силу его художественной, исторической и градостроительной значимости необходимо придать статус объекта культурного наследия, а разрушенные фрагменты восстановить. Независимые эксперты в своей оценке руководствуются множеством критериев, основанных на доскональном анализе и международном опыте.  

Кто защищает культурное наследие Узбекистана сегодня?

С 1965 года сохранением памятников и достопримечательностей по всему миру занимается Международный совет ICOMOS (International Council on Monuments and Sites), действующий в соответствии с уставами международных хартий. В 110 странах — членах ЮНЕСКО существуют представительства ICOMOS — национальные комитеты. В Узбекистане такого комитета нет, но работают индивидуальные члены ICOMOS.

В 1970-е—1980-е годы Министерство культуры УзССР начало создание свода памятников, ориентируясь на положения ICOMOS. Экспертную оценку проводил Узбекский научно-исследовательский и проектно-изыскательский институт консервации и реставрации памятников культуры (УзНИиПИР). Но после распада СССР этот свод стал неактуальным для Узбекистана, так как многие объекты идеологически не вписывались в новый политический курс. В результате множество памятников было демонтировано, переделано или переименовано, а здания советского модернизма оказались в наиболее уязвимом положении, так как и в СССР они практически не оценивались как культурное наследие.

Справка:

Советский архитектурный модернизм — одно из трех основных направлений архитектуры СССР наряду с авангардом и сталинским неоклассицизмом. Термин был введен в начале 2010-х годов, но до сих пор не определены точные критерии этого направления, кроме сравнительно четко определенного периода с 1955 по 1991 год.

В современном Узбекистане утверждением списка объектов культурного наследия занимается Главное научно-производственное управление по охране и использованию объектов культурного наследия Министерства культуры. Научно-методический совет этого управления получает предложения по включению объектов в списки культурно значимых от органов государственной власти на местах, а также юридических и физических лиц. Затем совет проводит историко-культурную экспертизу и делает заключение.

Кафе «Голубые купола» включено в список объектов культурного наследия. Фото: Борис Жуковский

«Устав Минкульта был составлен в советское время, он постоянно переделывается и дополняется в соответствии с международными требованиями, но все эти изменения не проработаны до нужного уровня. И хоть у нас нет своего Национального комитета, но Узбекистан является членом ЮНЕСКО, который тоже занимается вопросами культурного наследия. ЮНЕСКО действует в соответствии с теми же хартиями, что и ICOMOS. Несмотря на то, что и ЮНЕСКО, и Минкульт официально поддерживают мнение экспертов о том, что нужно совершенствовать законодательство, процесс продвигается слишком медленно. В результате мы имеем многочисленные случаи сноса культурно значимых строений, разрушения архитектурных и парковых ансамблей, неграмотной реставрации или неправомерного исключения объектов из списка культурно значимых. Если бы у нас существовал Национальный комитет, то он бы мог заниматься охраной памятников в соответствии с международными уставами и независимо от Министерства культуры»,

— комментирует индивидуальный член ICOMOS в Узбекистане.

В феврале 2020-го рассматривался вопрос о создании Национального комитета. В Узбекистан приглашали представителей ICOMOS из Китая, России и Казахстана для обмена опытом и обучения местных экспертов правильным и последовательным процедурам учреждения организации.

Для создания подобной структуры необходимо избрание председателя Национального комитета путем голосования всех индивидуальных членов ICOMOS в этой стране. На этом этапе и возникли сложности. В результате внутренних конфликтов между независимыми членами голосование не состоялось, а процесс заморозился на неопределенное время.

Архитекторы Юрий Халдеев и Серго Сутягин в свою очередь считают, что столь непродуманные реконструкции, как в 2018 году, или сегодняшние планы по изменению парка были бы невозможны, если бы эффективно работал Союз архитекторов. Несмотря на то, что и в советское время эта организация была подконтрольна государству, она играла серьезную общественную роль, состояла из авторитетных специалистов. Совет рассматривал вариант строительства в конкретном месте только после тщательной проверки, обсуждения и голосования экспертов по архитектуре, градостроительству, инженерному делу, ландшафтному дизайну и т. д.

Юрий Халдеев показывает план бульвара «Голубые купола». Фото: Борис Жуковский

В 90-е годы общественная значимость Союза архитекторов нивелировалась, научно-исследовательский институт и проектный институт реставрации были распущены. Как показывает практика, сегодня усилий независимых экспертов в области охраны памятников недостаточно. Возможно, легитимизированное профессиональное сообщество имело бы больший вес в деле сохранения памятников. 

Позиции официальных представителей

Первыми из государственных структур, кто отреагировал на ситуацию вокруг бульвара, стала Экологическая партия Узбекистана. 5 февраля на их сайте появилась заметка, а 9 февраля заместитель председателя партии Саидрасул Сангинов встретился с общественностью в парке и сделал официальное заявление:

«На следующий день после объявления новости о строительстве комплекса наши представители провели пересчет многолетних растений и оценили предварительные риски. По нашим подсчетам, на территории парка около 1 300 многолетних деревьев, и в случае строительства здесь комплекса около 500 из них могут оказаться под угрозой уничтожения. К сожалению, современные методы строительства зачастую исключают бережное отношение к природе. Территория данного парка — одна из важнейших зеленых зон города, которая играет большую роль в экосистеме.

Наша позиция такова: мораторий на вырубку ценных деревьев должен соблюдаться беспрекословно, подход к окружающей среде в целом, в том числе к растительному миру, должен быть серьезным и профессиональным. Экологическая партия Узбекистана готова поддержать общественность в вопросе сохранения парка у «Голубых куполов». Это наша задача».

Саидрасул Сангинов, заместитель председателя экологической партии. Фото: Виктория Ерофеева

Экопартия предложила провести общественное слушание 20 февраля, на котором выскажут свое мнение и выдвинут предложения все стороны этого конфликта: хокимият, управление архитектурой, Госкомитет по экологии и его городское управление, депутаты, независимые эксперты и местные жители. Депутаты настаивают на необходимости конструктивного диалога и действий в рамках закона.

5 февраля Hook.report отправил запрос в городской хокимият, чтобы уточнить, кто именно принял решение о выделении территории парка у «Голубых куполов», кто состоит в Республиканской рабочей комиссии по разработке концепции комплекса «Истиклол», а также какова примерная площадь планируемой постройки.

15 февраля хокимият ответил на запрос следующим образом:

«На данной территории не будут возведены капитальные строения, которые могут привести к уничтожению многолетних декоративных деревьев. Поскольку утвержденного проекта комплекса пока не существует, на сегодняшний день данными об общей площади будущего комплекса хокимият не располагает. Что касается отборочной комиссии, можем сообщить, что она существует при Институте истории АН, нам точно известно, что возглавляет ее Азамат Зиё. Информацией о составе всей комиссии мы не располагаем».

Вопрос о том, кто именно (должностное лицо, ведомство) определил территорию парка у «Голубых куполов» под строительство комплекса, хокимият оставил без ответа.

12 февраля, до получения ответа от хокимията, корреспонденты Hook.report встретились с председателем Республиканской рабочей комиссии по разработке концепции комплекса «Истиклол» Азаматом Зиё — директором Института истории АН Республики Узбекистан и сенатором от Ташкента наряду с Джахонгиром Артыкходжаевым и Танзилой Нарбаевой.

Председатель комиссии дал подробные разъяснения касательно конкурса, а также прокомментировал конфликт вокруг парка:

«Мы объявили конкурс, так как считаем, что мнение общественности имеет немаловажное значение в определении концепции комплекса. Территорию парка у «Голубых куполов» в соответствии со своими полномочиями предложил хокимият города Ташкента, а не Республиканская комиссия.

Я понимаю, что есть представители общественности, не довольные таким выбором, и они имеют право высказывать свою точку зрения. Ведь все, что делается в городе, должно быть для людей. При этом есть большое число тех, кто выступает за строительство «Истиклола» именно в этом парке. Поэтому, основываясь на принципах свободы слова, надо выслушивать все мнения.

Журналистам и блогерам не следует нагнетать ситуацию и преувеличивать. Хокимият официально подтвердил, что, если комплекс будет строиться на территории парка, ни одно дерево не пострадает, значит, так и будет. Мы должны принимать решения, руководствуясь здравым рассудком.

В вопросе строительства комплекса есть несколько важнейших моментов, которые нужно решать по порядку.

Во-первых, это необходимость проекта «Истиклол». Он нам нужен, так как станет символом свободы и государственности узбекского народа, отразит достижения 30 лет независимости и трех тысяч лет государственности. Мы, люди, жившие в другую эпоху, очень хорошо понимаем цену свободы, об этом важно помнить и увековечить для наших потомков. И когда речь идет о столь важном символе, вы должны задать себе вопрос: «Что для вас важнее: дерево или свобода и независимость?».

Во-вторых, важно прийти к правильному решению по поводу внешнего вида и содержания, чтобы наилучшим образом выразить концепцию проекта. 

В-третьих, вопрос места. О нем нужно думать уже после выполнения первых двух условий. Меня удивляет позиция тех, кто разжигает тему деревьев. Видно, что они даже не читали условия конкурса: сохранение деревьев является одним из этих условий. То есть это было нашим требованием, а не тех, кто сегодня проявляет «заботу» об экологии.

Так как сейчас процесс находится на эскизной стадии, всегда можно будет внести изменения по площади, высоте, форме, стилистике и локации. Вся идейная составляющая также зависит от конкурсантов. И если кто-то из авторов предложит хороший эскизный проект в другом месте, то это может быть учтено. Поэтому мы и не представляем техническое задание с требованиями площади, конструкции, внешнего вида и так далее. Мы не хотим ограничивать авторов и ждем лучших предложений на основе здоровой конкуренции и рассудка».

«Что для вас важнее: дерево или свобода и независимость?», —

председатель Республиканской рабочей комиссии по разработке концепции комплекса «Истиклол» Азамат Зиё.

На встрече с общественностью 13 февраля хоким Ташкента Джахонгир Артыкходжаев заявил, что в парке не планируется масштабное строительство и ничто не угрожает деревьям. Скорее, наоборот, по его словам, наличие в парке монумента «Истиклол» станет залогом неприкосновенности этого места и сохранности зеленой территории. 

Фото: Борис Жуковский

Хоким отметил, что через три дня в парке будет установлен макет проекта стелы, на котором будет ясно ее месторасположение и размеры, поэтому «не нужно поднимать скандал и кричать в СМИ». Он также предложил установить ящик для сбора голосов жителей за и против строительства, обращений и предложений, которые затем хокимият пересчитает, изучит и оповестит СМИ о мнении населения.

В ответ на вопрос репортера makon.media «Как вы поступите, если люди не поверят подсчетам хокимията?» Артыкходжаев ответил: «Ничего. Верить или нет — это личное дело каждого».


Что не так с конкурсом?

Суть конфликта видится в неточности формулировок, отсутствии прозрачности в действиях властей и крайне неграмотном организационном процессе.

Во-первых, с самого начала хокимият и Республиканская комиссия дали размытую информацию о характере постройки. Не было ясно, что подразумевают организаторы под определением «комплекс»: ансамбль из нескольких зданий, монументальную композицию с элементами ландшафтного декора или небольшую стелу с ограждением.

В постановлении президента, в рамках которого должна работать Республиканская комиссия, сказано: «Одобрить создание в столице комплекса «Истиклол» и возведения в нем монументальной композиции».

Председатель Республиканской комиссии сообщает, что место постройки может быть изменено при наличии хороших альтернативных проектов, а внешний вид и структуру предоставят на рассмотрение сами конкурсанты. В то же время хоким заявляет о том, что «Истиклол» будет представлять из себя лишь небольшую стелу без всяких масштабных строек.

Конкурс на проект все еще открыт и завершится 7 марта. При этом Артыкходжаев 13 февраля пообещал, что предоставит макет будущего проекта через три дня.

Неясно, откуда этот макет появится. Будет ли это один из конкурсных проектов или наспех сделанный по заданию хокимията пример? Значит ли это, что конкурс закончится таким образом? Если нет, то должны ли авторы предлагать проекты, похожие на этот макет? А если конкурс объявят законченным, то кто получит 300, 200 и 100 миллионов сумов за призовые места? Ведь эти деньги уже выделены из бюджета.

Фото: Мариам Ахмадова

Архитектор, индивидуальный член ICOMOS Улугбек Хаитов поясняет:

«В международной практике проведения архитектурных конкурсов разделяют понятия «концептуальный» и «реальный» проект. Концептуальный проект не будет построен, поэтому не содержит технического задания (ТЗ) — здесь дается полный простор фантазии авторов. Но если речь идет о проекте, который должен быть реализован, особенно если дано место его постройки, должно быть хотя бы базовое ТЗ, где перечислены такие условия, как общая допустимая площадь (чтобы не нарушить окружающую инфраструктуру), примерная высота постройки, должен ли объект просматриваться с дороги, необходимо ли его вписать в существующий ландшафт и архитектурное окружение и т. п.

По практике проведения международных конкурсов, на выполнение даётся (исходя из проекта) от 3 до 7 месяцев. Это исчерпывающий срок, за который можно учесть все факторы, провести детальный обмер площади, обдумать все варианты и предложить достаточно содержательный проект. Это, в свою очередь, исключает последующие доработки, в сравнении с эскизом, который сделан за несколько дней.

В нашем случае организаторы объявляют конкурс на «реальный» проект, указывают локацию, но при этом не дают даже примерного ТЗ. В таком случае следовало бы позволить авторам предложить свои варианты или хотя бы обозначить несколько возможных локаций. Если в итоге стелу решат установить в этом парке, было бы правильно по крайней мере привлечь в качестве консультанта автора оригинального проекта бульвара Юрия Халдеева».

«Я считаю, что нам нужен комплекс «Истиклол», и идея провести конкурс правильная. Но вот реализация совершенно неграмотная, — комментирует ситуацию архитектор Серго Сутягин. — Территорию для постройки должны предлагать сами авторы исходя из их концепции, а утверждать проект должен экспертный совет. Но этот совет нужно создать. И в него должны входить не чиновники, а действующие специалисты высокого уровня, практикующие архитекторы, инженеры, дизайнеры, градостроители, которые доказали свою квалификацию реализованными успешными проектами».

Стоит отметить, что из специалистов в составе рабочей комиссии, имеющих отношение к архитектуре или градостроительству, Азамат Зиё назвал только министра строительства Батыра Закирова.

Сутягин также согласен с тем, что «монумент «Истиклол», безусловно, очень значимый для республики, поэтому он должен располагаться на большой площади, где будут проходить собрания, народные гулянья. Как можно было отвести под столь значимый потенциально монументальный объект территорию бульвара? Любое вмешательство нарушит единство всего паркового ансамбля. Это непрофессиональное решение как с точки зрения градостроительства, так и со стороны экологии.

Мы уже потеряли «Сады мира» в результате реконструкции 2018 года. Но тогда хотя бы не тронули деревья, построили детские площадки. Парк, несмотря ни на что, остался местом для людей. И вот сейчас он под угрозой. Мы должны бороться за экологию и за наше культурное наследие».

Наше ли это наследие?

В обсуждениях на тему парка один из комментаторов высказался: «Почему, собственно, нынешние узбеки должны сохранять совершенно чуждую им архитектуру и ландшафт, навязанные помимо их воли чужой русско-европейско-колониальной властью?».

Историк искусства Борис Чухович ответил на это замечание:

«В Средней Азии издавна была традиция формирования садово-парковых комплексов. Сады Темуридов описывали многие ученые, они отражены в миниатюрах. Формирование парков выстраивалось на основе коранических текстов и трудов исламских философов. Как раз по этим текстам и разбивали узбекский сад «Чор-бог» на бульваре в 1970 году, и он был самым большим по площади среди других. Тот монумент, который представлен на фотографии как возможный вариант, как раз чужд для этого региона… Борясь с советским, подавляя советское, осуществляют возвращение к подавленному в невротических гротескных формах… На площади Независимости уже есть монумент Независимости, а также Музей истории с его экспозицией, посвященной становлению независимости. Еще один комплекс на эту тему обречен множить эту тавтологию, превращая Ташкент в подобие туркменского проекта».   

Послесловие

Бульвар, который проектировался к 100-летию Ленина, действительно был советским проектом и 20 лет подряд носил его имя. Но по факту это место не стало символом советского города — в отличие от многих других переименованных локаций, топоним «бульвар Ленина» не прижился. Странно то, что и после обретения независимости эта территория так и не получила официального названия, словно оставшись слепым пятном на идеологической карте. Бульвар «Голубые купола», «Парк у “Космонавтов”» — все это условные имена, освобождающие место от политического прочтения.

Возможно, по этой причине люди неосознанно воспринимают эту территорию как свободную от политики, по-настоящему народную. И когда в этот тихий антиидеологический уголок врывается «Истиклол», общественность реагирует достаточно остро.

Интересно то, что желание сохранить место от внедрения политического контекста стало причиной активизации гражданского общества. Возможно, прав Джахонгир Артыкходжаев, прокомментировавший встречу с общественностью словами «Новый Узбекистан — новое время».

Фото: Борис Жуковский

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s