Узбекистан, как он есть: Риштан

Алишер Рузиохунов, kun.uz (перевод с узбекского языка)

Всякий раз, когда я читаю в СМИ о скором поступлении в Узбекистан крупных инвестиций, строительстве большого завода и создании множества рабочих мест, я думаю: насколько это интересно нашим читателям? Что отзывается в их сердцах? Что на самом деле важно для людей? На закате, когда рабочий день уже закончился, мне в голову пришла интересная идея: а не отправиться ли мне в какой-нибудь кишлак, увидеть всё своими глазами и поговорить с местными жителями? Пока мыслитель рассуждает, человек, полагающийся на случай, уже завершает дело. Приободрив себя таким образом, я отправился в Риштанский район Ферганской области.

Центральный рынок Риштана. Фото: kun.uz

«Приехав куда-то, первым делом загляни на базар».

Неслучайно путники на Востоке начинали изучение новой местности с посещения базара и мазара. На рынке, в гуще народа легко войти в курс всех новостей и цен, по настроению людей понять их отношение к тому, что происходит в стране. Итак, я завязал беседу с торговцами на центральном фермерском рынке Риштана.

Неожиданно (на самом деле, ожидаемо) ко мне подошел заместитель главы рынка по духовности (я не придумываю, он на самом деле так представился) и поинтересовался кто и зачем ведёт видеосъемку на его объекте. Так или иначе, видно, что он хороший человек и дел поважнее у него много: только мы начали оживленную беседу, как в разговор вмешалась женщина-предприниматель. Она стала высказывать недовольство администрацией базара и руководством района. Kun.uz рассказывал её историю. После публикации статьи работы по сносу остановились, но нанесённый ей ущерб до сих пор не возмещен.

Пока они горячо дискутировали, я пошел дальше и выяснил, что в Ферганской долине цены на овощи и фрукты намного дешевле, особенно на виноград, которого зимой здесь очень много. То же самое можно сказать и о мясе. Но больше всего меня удивило то, что среди сельскохозяйственной продукции на базаре продаются печки. Направившись к этому ряду, я обнаружил, что это лавка знаменитого блогера Димы Каюм.

«Одна печка обходится где-то в пределах ста пятидесяти тысяч сумов. Но к ней еще надо докупить вытяжную трубу необходимой длины»,

— сказал он, показывая свой товар.

Риштанский бизнесмен, которого по-настоящему зовут Дилшод, рассказ, что печи из легкого металла делают мастера в Андижане. Также в его ассортименте есть чугунные печи — они долговечнее, но дороже. В соседней лавке продаются обогреватели, произведенные в Иране и Китае, они эффективнее, но зависят от подачи электричества. Здесь же предлагается широкий выбор баллонов со сжиженным газом.

Таким образом, зимой основная забота и работа местных жителей — обогреть дома, уберечь детей от болезней, заработать денег и накормить семью. Это видно на примере каждого встречного.

Существует большой спрос на дизельные и бензиновые двигатели, вырабатывающие электричество, которые в народе называются просто «движок». Благодаря бесперебойным перебоям в электроснабжении района, здесь появился новый вид услуг: ремонт и обслуживание «движков». По словам работника одной из таких мастерских, каждый день недостатка в клиентах нет. Тем, кто проводит какие-то семейные и ритуальные мероприятия «свет» нужен особенно, они обращаются в том числе и за «движками» напрокат.

Рядом с мастерской по «движкам» есть точка по реализации угля. Честно говоря, привозимый из Ангрена уголь не такой качественный. Однако, он дешевый и поэтому всё равно покупается. Даже угольной пыли не остается.

При отоплении угольным шлаком нужно быть всегда начеку — он выделяет опасный для жизни и здоровья угарный дым. Необходимо постоянно чистить вытяжную трубу, проверять должную вентиляцию воздуха. Существует еще вариант отопления брикетами. Для этого угольные отходы слегка увлажняются и помещаются в специальный компрессор. Я моментально освоил технологию по производству самодельных брикетов, торговля которыми идет довольно бойко — они даже не успевают высыхать, как их разбирают.

Но самое дешевое и национальное топливо производится из навоза. Да, речь о кизяке. Для того, чтобы приготовить классический кизяк нужен наисвежайший навоз. Взяв одну порцию лопатой, я метнул её в стенку. Те, кто научили меня этой технологии, заверили, что высохший таким образом навоз превращается в кизяк. Есть и более инновационные способы производства кизяка: навоз вручную смешивается с угольной пылью и сеном, из полученной массы вылепливается брикетик. Готовый кизяк закладывается в печку так же, как дрова.

Главное, чтобы не замерзнуть, а запах можно перетерпеть.

Самое дорогое топливо — дрова, а из них урючина. Один полный мотороллер «Муравей» стоит примерно 300 тысяч сумов. Дальше всё зависит от количества деревьев и количества холодных зимних дней. Позволить себе такую «роскошь» в кишлаке могут только богатеи. Для местного населения триста тысяч сумов — огромные деньги. Я слышал, что малообеспеченные семьи выживают, отапливая печи резиновой обувью и калошами. Ничего не поделать, главное пережить зиму.

Туда-сюда, а солнце уже близится к закату. Я зашел в один из домов в махалле, чтобы поинтересоваться тем, как они живут. 

«Я работаю в поле. За труд в течение одного сезона фермер выдаёт мне 800 кг пшеницы. Если урожай хороший, то может и тонну дать. Для дополнительного дохода фермер выделил немного земли, во дворе своего дома тоже есть огород. Выращиваем для себя и используем необходимое в хозяйстве, излишки продуктов продаем. Газа и воды совсем нет. Свет бывает лишь изредка — за это время нужно успеть зарядить телефоны»,

— говорит глава семьи.

По признанию хозяина дома, с приближением зимы вопрос организации печи становится особенно актуальным. На печке готовится еда, в той же комнате семья питается и спит. 

«У нас в доме маленький ребенок. Поэтому комната постоянно должна быть теплая. Канализации нет, воды тоже. Где-то в километре отсюда есть родник, вся махалля носит воду оттуда»,

— сообщает он. 

Узбеки удивительный народ, несмотря на трудные условия, всегда торопятся усадить гостя за дастурхон. Я же не хотел доставлять хозяевам дополнительных неудобств и поспешил к дверям следующего дома. Там меня встретила пожилая женщина, ухаживающая за своим сыном-инвалидом. По сравнению с прошлым домом их комната была прохладнее, но зато в центре был сооружен сандал — рай для озябших ног.

«Невестка, сын и я живем вместе. Я не использую много угля и дров. Еду готовим на газовом баллоне»,

— начала свой рассказ пенсионерка. 

По её словам, для заправки пустых баллонов людям, в основном, приходится самим ехать в наполнительный пункт. Если ждать в установленном порядке, то баллоны и за три месяца не привезут. Видимо, есть какие-то проблемы с их транспортировкой. 

«Поэтому нанимаю такси туда и обратно»,  

— добавляет старушка.

Попрощавшись с ними, я немного прогулялся по ночному Риштану. «Если полностью устранить проблемы с электричеством, газом, водой, много людей останутся без работы, подумалось мне. — Предприниматели, занимающиеся дровами, углем, «движками», обанкротятся. Какой ущерб для экономики! Кроме того, вся жизнь сельчан выбьется из многовековой колеи. Ведь они приспособились жить, находя возможности в условиях их отсутствия». От этих саркастических мыслей мне самому стало смешно. 

Только один вопрос остался для меня без ответа: отдают ли себе отчёт офисные руководители, сидящие в теплых кабинетах и не осознающие настоящую ценность этого тепла, что от их действий зависит сегодня и завтра жителей дальних кишлаков, борющихся за выживание? Осознают ли свою ответственность за них?


Полный видеорепортаж о поездке в Риштан (на узбекском языке)

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s