Точка исхода — репортаж из города «Zero»

«Янгиабад – территория «Зеро». Почему пустеют города Узбекистана, а миллионы едут на вольные хлеба за границу», Самрин Мамедова, Podrobno.uz

Узбекистан на протяжении всей своей пусть и недолгой истории в качестве независимого государства сталкивается с проблемой обеспечения рабочими местами населения. 

Многие, не дождавшись за эти годы помощи от местных властей, отправились искать лучшую долю за рубеж – в Россию, Казахстан, Турцию и Южную Корею. Особенно остро эта проблема ощущается в регионах. Люди говорят, что многие города даже в таком развитом регионе, как столичная область, постепенно остаются без молодежи. Кто-то уезжает учиться или работать в столицу, но, к сожалению, большая часть нелегальным путем отправляется в соседние страны, становясь там незаконными мигрантами. 

Что вынуждает их предпринять такой шаг – безвыходность, отсутствие достойной работы или образования, выясняли корреспонденты АН Podrobno.uz. 

Точка отсчета 

Мы решили взять курс на небольшой городок в Ташкентской области – Янгиабад. Он расположен примерно в 100 км от столицы в предгорьях западного Тянь-Шаня. В 1949 году здесь были открыты большие залежи урана. В результате в 1952 году для разработки найденных полезных ископаемых на берегу реки Каттасай был построен шахтерский город, получивший название Янгиабад. Во времена СССР это место считалось стратегическим объектом, закрытым для всего мира. 

Первым освоением Янгиабада занимались не пленные, как это принято считать, а вольнонаемные немцы и поляки. Объект был стратегический, поэтому пленных сюда не пускали. Примерно до 1978 года сюда можно было попасть только по особым пропускам. 

В Янгиабаде жили и работали одни из лучших специалистов Советского Союза в горном деле. Основную массу жителей города тогда составляли представители европейской части СССР, в основном русские, а также украинцы и другие национальности, как вольнонаеёмные, так и заключенные, труд которых использовался на урановых рудниках. 

В 1991 году после обретения независимости выяснилось, что запасы урана исчерпаны, и город потерял свое стратегическое значение. Все шахты были законсервированы, одно заводоуправление превратили в отель, а другое – в предприятие по розливу воды Shaffof, поскольку здесь находится целебный источник. 

Сейчас Янгиабад – это город стариков и спортсменов (здесь расположилась Федерация бокса и находится ее тренировочная база), а также отелей – практически каждый второй дом – это гостиница. Здесь бывает очень много туристов, и, как ни странно, бродячих собак. 

Нам удалось пообщаться с одним из жителей – историком-архитектором и просто приятным человеком – Владимиром Артемьевым, который любезно согласился стать нашим гидом, а также рассказал много интересного о жизни когда-то прославленного шахтерского городка, о том, почему Янгиабад стали называть городом Zero. 

Сам Владимир Артемьев из Ферганы, в 1966 году приехал в Ташкент, где и остался. В 90-х годах прошлого столетия он приобрел квартиру в Янгиабаде: раньше приезжал сюда не так часто, а с момента выхода на пенсию большую часть времени приводит именно здесь. 

В молодости он занимался разработкой различных проектов, а потом стал архитектором-историком. Артемьев является одним из авторов генерального плана Янгиабада. В настоящее время он продолжает консультировать институт «Ташгенплан», который занимается разработкой генпланов по всей Ташкентской области. 

Маленькая Европа в Азии 

Прогуливаясь по городу, понимаешь, что он очень сильно отличается от других городов нашей страны. Архитектура Янгиабада иная. Здесь не встретишь домов и зданий, которые можно увидеть в Ташкенте, Бухаре и Самарканде. Не найдешь строений, расписанных национальным орнаментом. Вообще создается впечатление, что ты находишься не в Узбекистане, и даже не в Средней Азии в целом.

Владимир Иванович, словно прочитав наши мысли, объясняет: 

«Обратите внимание на единый стиль: Янгиабад был построен по одному проекту, автором которого был немец, поэтому город имеет своеобразную архитектуру, напоминающую архитектуру немецкого городка. И почти все дома окрашены в бежево-желтый цвет».

Игра контрастов в городе впечатляет: на одной улице можно увидеть образцы староевропейского, советского и современного стиля. К примеру, Дом культуры – старое здание, выполненное в советском стиле, а прямо напротив расположился уютный гостинично-ресторанный комплекс «Шамшод», откуда открывается великолепная панорама города. 

В городе не встретишь зданий выше трех этажей. Возможно, это также связано с высокой сейсмической активностью в этом регионе. Все построенные здесь здания рассчитаны на 9-балльные землетрясения. 

Город-призрак 

В 90-е годы Янгиабад стали называть городом «Зеро». После развала Советского Союза рудники стали закрывать, а люди – уезжать. Время будто бы остановилось, а затем пошел обратный отсчет, превращая развитый город в никому не нужный пустырь. Жители бежали прочь отсюда словно во время пожара, квартиры и дома забрасывались, магазины закрывались. Город опустел. 

Когда в городе почти никого не осталось и некому было оплачивать работу котельной, ее закрыли и тут же растащили все коммуникации. Теперь жители топят кто как может: дрова, уголь, электричество. Что касается электроэнергии – никаких скидок нет, хотя это и положено, когда нет другого отопления. 

В каждом дворе есть общественный газгольдер, его постоянно пополняют. Холодная вода в городе есть, поступает с гор, со светом проблем нет – здесь хорошая инфраструктура, оставшаяся с советских времен. Uzonline – единственный Интернет-провайдер, а Ucell – единственная мобильная связь. 

Прежде в городе функционировало три детсада, сейчас работает только один. Детский сад «Ромашка» (здание 50-х годов, состоящее из двух корпусов) когда-то был очень красивым строением, сейчас это заброшенное, пустое, обросшее паутиной место, в одном из корпусов в последнее время держали мелкий рогатый скот. 

«Детей осталось мало, – продолжает Артемьев, – буквально 500 человек проживает в городе, это примерно 200-300 семей. Генплан рассчитан на 3000 жителей. Сейчас город интенсивно заселяется, в основном, переселенцами из Каракалпакстана – зоны экологического бедствия». 

В некоторых местах можно встретить советские вывески или старые названия улиц: Первомайская, Советская, Шахтерская, Маяковская, Пушкинская, Кировская, но сейчас их, конечно, переименовали, хотя большинство жителей все равно по привычке называют улицы на старый лад. 

С продуктами питания в общем проблем нет. Единственное, от чего страдает город, отсутствие свежего мяса – его попросту не завозят. Цены на продукты выше, потому что доставить по плохой дороге продовольствие сложнее, чем по обычной. А для туристов свежее мясо завозят из Ангрена. 

Продавщица магазина Надежда Зебольд объяснила причину проблем со свежим мясом: 

«С мясом в маленьком городе работать трудно, его нужно правильно хранить, оно дорогое. А так как у нас здесь проживают по большей части пенсионеры, то не все могут себе позволить такое дорогое удовольствие. Молодежи здесь почти нет: работать негде, вот они и уезжают. Здесь только Shaffof, турбаза «Янгиабад» и Горсеть, но там уже нет вакантных мест. Кто-то едет на работу в Ангрен, другие уже разъехались – в Ташкент, Россию, Казахстан и другие места. Мои дети тоже уехали, один живет в Подмосковье, другой на севере России». 

Плохие дороги и трудовые мигранты 

Бродя по улицам Янгиабада, тебя не покидает ощущение, будто ты попал в город-призрак: пустые улицы, не слышно детского смеха, лишь изредка встречаются жители пожилого возраста. Это город стариков, потому что все молодые в основном работают в Ангрене, где есть рабочие места, или в поселке Дукент, расположенном неподалеку. 

«В городе, кроме предприятия Shaffof, а это где-то 50-60 рабочих мест, нет других производств. Но зато большие грузовые машины, которые перевозят воду, разбили всю дорогу. До того, как они начали ездить, дороги были нормальные. Примерно года четыре назад был подготовлен проект реконструкции дорожного полотна от Ангрена до Янгиабада. Он был согласован со всеми инстанциями, была заложена огромная сумма. Но потом деньги куда-то исчезли, видимо они были необходимы для каких-то других целей. Город хороший, а ремонт дороги так и остался на бумаге»,

– говорит Владимир Артемьев.

Одна из старожилок, Раиса-опа, проживающая здесь с 1982 года, рассказала нам, что в основном, молодые люди уезжают на заработки в Россию, Казахстан, Турцию, а также в Ташкент. Некоторые задействованы на стройках – здесь сейчас возводится ряд домов и коттеджей. Но большая часть молодых людей уехала работать, некоторые остаются там насовсем, а затем и своих родителей забирают. Сама Раиса-опа уже давно на пенсии, а чтобы не было скучно дома, торгует на местном базаре в два прилавка. А за большими покупками жители едут в близлежащий Ангрен. 

Нам удалось побеседовать с еще одной жительницей, которая подробно рассказала о причинах, вынуждающих покидать насиженное место. Дочь шахтера Елена Довгий, живущая здесь почти 70 лет, поведала, что практически все жители вынужденно покинули эти места. 

«Остались те, кому некуда уехать. Работы нет, а нужно платить за жилье, заставляют ставить счетчики. Льгот тоже нет. Зимой очень холодно в домах, но жителей никто не хочет слышать: здесь же живут старики, которым тяжело платить за все коммунальные услуги. Им предлагают ставить котлы в каждый дом, но не у всех есть на это средства, ведь у многих стариков пенсии копеечные»,

– делится Елена Михайловна. 

По ее словам, если бы были хорошие условия для жизни, никто не покинул бы родного края. Но благоприятных условий мало: дети ездят в школу в соседний город Ангрен, и чтобы туда добраться по таким плохим дорогам, как в Янгиабаде, уходит около 40 минут. Поскольку школьного автобуса нет, учащиеся добираются на общественном транспорте, с которым тоже проблемы. Порой утром дети не могут доехать до школы, а вечером до дома. 

На месте же старой школы в Янгиабаде, которую закрыли еще в 80-х годах прошлого века, уже не осталось ни следа. Здесь строят новое здание и о существовании на этом месте учебного заведения уже ничего не напоминает. 

«В Дукенте, который в 8 км от Янгиабада, есть училище, но работать все равно негде. Раньше училище предоставляло места для прохождения практики, это все оплачивалось. А сейчас такого нет. Также не имеется никаких занятий и курсов для девочек и женщин»,  

– говорит старожилка.

По словам рассказчицы, больницы в Янгиабаде тоже нет, но есть хорошая поликлиника, при которой действует скорая помощь. Жители борются за то, чтобы ее не закрывали, не передавали в Ангрен. Конечно, ремонта в поликлинике не было с момента распада Советского Союза, но она очень чистая, аккуратная. А Дом культуры функционирует и сейчас, там постоянно проходят мероприятия, концерты. 

Оба сына Елены Михайловны уехали. Старший сын – буровик-автослесарь – уже шесть лет в Тольятти, но остается пока гражданином Узбекистана. А младший – 25 лет живет на севере России, он уже получил российский паспорт и работает газосварщиком. Они уехали на заработки, потому что здесь нет работы, а если и есть, как говорит собеседница, то платят мало. Внук тоже работает за рубежом, в Москве, он – промышленный альпинист. 

«Планирую уехать в Россию через два года, как только сын получит гражданство. У меня проблемы со здоровьем – ишемия. Никаких льгот нет. Поскольку я состою на учете, то должна получать хотя бы нитроглицерин, но нам не выдают ничего. Раньше выдавали какие-то лекарства, но они были просроченные»,

– печалится Елена Михайловна.

Будет ли вторая жизнь? 

В Янгиабаде практически нет никаких достопримечательностей, но сам город уже давно стал достопримечательностью. Там поистине уникальная природа, живописные пейзажи: горы, скалы, реки, что, несомненно, привлекает внимание жителей других регионов республики, и даже зарубежных стран. По мнению специалистов, Янгиабад мог бы стать идеальным местом для горного туризма и занятий горнолыжным спортом. 

Что касается туризма, то, по мнению Владимира Артемьева, здесь он разделился на две отрасли: обычный и «национальный». Под «национальным» Артемьев подразумевает строительство большого количества топчанов вдоль речки. А местные туристы, в основном, едут из Ангрена и Ташкента. Как он рассказывает, сейчас здесь интенсивно начинает развиваться туризм, естественно, это места приложения труда, и каждый старается превратить свою жилплощадь в гостевой дом. 

«Если вы увидите отремонтированные окна в квартире, считайте, что эту квартиру вы сможете снять, а где-то сверху или снизу будет жить хозяин. Поскольку многие квартиры были брошены и пустовали годами, то любой желающий мог соседнюю квартиру превратить в средство своего дохода. Проблем со снятием жилья для туристов нет. В 90-е годы однокомнатную квартиру можно было приобрести за 500 долларов»,  

– заметил Владимир Иванович.

Дважды в году, весной и осенью, ведется мониторинг загрязнения окружающей среды. Его проводит геофизик, который ведет международную программу мониторинга. По словам геофизика, пока город чист: радиация ниже, чем в Ташкенте, поскольку здесь меньше машин. Именно за этим чистым воздухом и приезжают сюда уставшие жители мегаполисов. 

Отдыхающих в Янгиабаде в три раза больше, чем местных жителей. Кто-то из столичных пытается приобрести жилье в живописном краю, чтобы использовать его в качестве дачи. Если вложить средства в развитие города, а именно привести в порядок здания, построить дороги, котельную, школы, какие-то предприятия или офисные помещения, то есть надежда, что город снова оживет. И возможно тогда будет меньше наших соотечественников, желающих уехать работать в соседние страны, на улицах снова будут толпы людей, а туристов станет еще больше. Несомненно, все это может стать ключом к новой жизни. 

А пока факты налицо: огромное число трудоспособных жителей нашей страны выезжает за пределы республики на заработки. И пока власти не создадут все необходимые условия для жизни и трудовой деятельности граждан, люди будут вынуждены оставлять свои дома, города, родные края, чтобы прокормить семьи. 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s