Город-призрак Янгиабад

Лето 2021 года в Узбекистане обновило рекорды по самой жаркой температуре за всю историю метеонаблюдений. В Ташкенте, покрывшемся толстым слоем пыли от сносов и нескончаемых строек элитных жилых комплексов и всевозможных сити, где безжалостно расправляются с многолетними деревьями, дающими тень – это не самый лучший сезон. В последнее время в поисках прохладной свежести и чистого воздуха всё больше ташкентцев устремляются в город-призрак Янгиабад.

Янгиабад находится в ста четырёх километрах от поста «Рохат» на выезде из Ташкента. Он расположен на юго-восточном склоне Чаткальского хребта при слиянии рек Дукентсай и Каттасай на высоте около 1300 м над уровнем моря.

В конце 40-х годов после испытания Соединенными Штатами атомной бомбы, Советский Союз стал навёрстывать своё отставание в гонке вооружений. Возникла острая потребность в уране. В 1949 году в этих местах были открыты урановые залежи, и началась их активная добыча. Для этого из европейской части СССР сюда были командированы лучшие специалисты горного дела, в основном, русские, украинцы, немцы, поляки, как вольнонаёмные, так и заключённые. Труд последних широко использовался на радиоактивных рудниках.

Поправка от гида Татьяны Клеминой: В Янгиабаде использовался труд немцев-трудоармейцев. С 1918 до 1941 годы в Поволжье существовала Республика немцев. С началом Великой Отечественной войны республики не стало. Немцев по национальному признаку дискриминировали и отправили в Среднюю Азию. Только в Узбекистан в скотовагонах было отправлено больше 4 600 человек. Мало кто хочет от этом говорить. Есть жители города - внуки потомков сотрудников НКВД, кто охранял сосланных немцев в городе, так они вообще рассказывают сказки о золотой жизни немцев, отрицая рабский труд и их бесправие. После смерти Сталина немцев восстановили во многих гражданских правах.

Так, в 1953 году здесь возник закрытый шахтёрский городок с прямым московским обеспечением. Вплоть до 1978 года сюда можно было попасть только по специальным пропускам.

Город потерял своё стратегическое значение в конце 70-х годов, когда были исчерпаны разведанные запасы урана. Тогда же были закрыты все шахты.

После распада Союза жители Узбекистана нетитульной национальности потянулись на свои исторические родины. А так как в Янгиабаде коренных представителей — узбеков, казахов и таджиков было незначительное количество, то отток населения здесь ощутился особенно сильно.

По переписи населения 1989 года в Янгиабаде жили почти 12 тысяч человек. Спустя двадцать лет к 2009 году в городе остались чуть более четырёхсот взрослых жителей, в основном, пенсионного возраста.

Спустя еще десять лет, население вновь стало увеличиваться, в основном за счет переселенцев из экологически неблагоприятного Приаралья, а также жителей других регионов.

Особенно оживает город летом, когда сюда приезжают ташкентцы отдохнуть от столичной суеты.

Здесь чистый горный воздух, зелень и прохлада; есть речка и бассейны, где можно купаться; горы, куда можно устраивать походы; небольшие водопады, до которых легко добраться. Те, кто любят приезжать на отдых в Янгиабад, называют город «Узбекской Швейцарией» за благоприятный климат и природу. Поэтому многие квартиры раскуплены в качестве дач, а общее запустение резко контрастирует с крутыми автомобилями, припаркованными во дворах.

Здесь проходят спортивные сборы. В частности, федерация бокса Узбекистана использует городок в качестве своей тренировочной базы.

Янгиабад сильно отличается от всех остальных городов Узбекистана. Вообще здесь кажется, что находишься где-то в Европе. Город имеет своеобразную архитектуру, напоминающую архитектуру какого-нибудь немецкого городка начала XX-го века.

Конечно, местные жители испытывают уйму бытовых проблем, в общем-то присущих всем отдалённым сёлам Узбекистана: удаленность школы и отсутствие общественного транспорта, перебои с электричеством, плохая обеспеченность газом в баллонах и так далее. Но весной, летом и ранней осенью об этом совершенно не думается. Всю неустроенность компенсирует природа.

Поэтому запустение Янгиабада постепенно преодолевается. Сегодня здесь возводятся новые гостиницы, открываются рекреационные зоны. Возможно уже в недалеком будущем у города пропадёт этот таинственный ореол узбекской Припяти, покинутой людьми и замершей во времени.


Кое-что полезное из обсуждения в фейсбук:

Об истории появления и жизни немцев в Янгиабаде

В 1941-м, после начала войны, Автономная советская социалистическая республика немцев Поволжья, созданная в 1918 году, была ликвидирована. К концу первого года войны в Сибирь и Казахстан из европейской части СССР были насильственно переселены свыше 800 тысяч граждан немецкой национальности.

Вскоре всё трудоспособное немецкое население призвали в так называемую «трудовую армию», где, проживая на казарменном положении при лагерях НКВД или предприятиях и стройках других наркоматов, в огороженных и охраняемых «зонах», в отрыве от своих семей, немцы были вынуждены годами работать с утра до вечера, фактически являясь государственными рабами. Всем им был присвоен статус спецпоселенцев (спецпереселенцев), то есть людей, выселенных из мест своего проживания без судебной или хотя бы формально судебной процедуры, — особой категории репрессированных в СССР, ограниченной в правах и открыто дискриминируемой по этническому признаку.

По подсчетам современных исследователей, в результате депортаций и мобилизации в «трудовую армию» от болезней и голода погибли от 300 до 500 тысяч из полутора миллионов советских немцев. И это не считая едва ли не нулевого прироста: разъединенные люди молодого и среднего возраста на протяжении многих лет не имели возможности заводить детей.

После смерти Сталина, в конце 1955 года, власти отменили для немцев режим «спецпоселения», однако только в 1972 году им было позволено свободно выбирать место жительства.

Со второй половины 1950-х годов численность немцев в Узбекистане начала быстро расти, помимо немецкой миграции в него из других советских республик (сегодня в это трудно поверить) еще и в связи с высокой рождаемостью. С 1959 по 1970 год немецкое население Узбекской ССР увеличилось в два раза. Но уже в 1980-е прирост его численности практически прекратился.

В конце 1980-х немцы стали в массовом порядке выезжать из Средней Азии в Россию и Германию. В 1990-е, после распада СССР, этот процесс принял необратимый характер. Конечно, уезжали не только они, но и славяне, евреи, крымские и казанские татары, армяне, представители других национальностей. Тем не менее, если в 1989 году в Узбекистане, согласно переписи населения, проживало 39.809 немцев, то в 2000-м их было уже 7.838.

Сейчас их осталось совсем мало. Например, в Ангрене, в нескольких километрах от которого в 1950-1980-е даже была «столица» местных немцев — так называемый Немецкий посёлок (иногда его в шутку называли Берлином), сегодня доживают свой век около 40 этнических немцев-пенсионеров. Их дети и внуки, как правило, рождены уже в смешанных браках, то есть назвать их немцами можно лишь с очень большой натяжкой.

В 2014 году журналист и правозащитник Дмитрий Тихонов записал двенадцать интервью с представителями немецкого населения Ангрена об истории их семей.

Подробнее об истории появления и жизни немцев в Узбекистане: часть 1, часть 2, часть 3, часть 4.


О реставрации общественными силами памятника П. И. Чайковскому

Реставраторы делали поиск в Интернете, расспрашивали скульпторов и искусствоведов и выяснили, что в Ташкенте на десятки музыкальных образовательных учреждений, включая консерваторию, нет ни одного памятника Чайковскому. А музыкальная школа затерянного в горах шахтерского городка решила поставить памятник именно ему. И он оказался единственным в Узбекистане.

Прекрасное здание бывшей музыкальной школы, где сейчас располагаются махаллинский комитет и гостиница, также нуждается в ремонте.

В городе динамично развивается спорт: действует федерация бокса, активизируется инфраструктура туризма. По мнению общественности Янгиабада, необходимо позаботиться и о духовном развитии детей и молодежи: создать в здании бывшей музыкальной школы центр искусств или школу-интернат искусств для одаренных детей. И, конечно, следовало бы включить это здание и памятник Чайковскому в реестр историко-культурного наследия Узбекистана.

Подробнее об этом: Памятнику Чайковского вернули утраченные пальцы


О радиационном фоне

Мнения читателей о радиационном фоне в Янгиабаде получились полярными:

Вадим Зубанов: мы ходили по горам со счетчиком, включая и Янгиабад. В городе Ташкенте есть места, которые фонят раза в два сильнее, чем там возле шахт и отвалов. У нас почти все горы сложены из уранитов… Как видите красный склон, скалы или глину — это уранит или урановая смолка…

Юсуп Гулямкадыров: Два года назад в Янгиабад выезжала группа экспертов от Института Ядерной Физики, никаких аномалий не обнаружено, всё в пределах естественного фона! А в районах строительства зон отдыха и туристических баз, проверяется ещё и количество выбросов радона!

Татьяна Клемина: никто вам ничего точно не скажет. В районе штолен фон значительно повышен. Из разрушенной штольни за городом вытекают грунтовые воды прямо в Дукентсай. Ниже по течению построена рекреационная зона.

Вадим Зубанов: ну она фонит конечно, но вообще опасность самой радиации среди обывателей сильно преувеличена. Там много факторов. Тип распада… и т.д. Тот же альфа распад — это легкие частицы, они через лист бумаги не проникают и через эпителий кожи. Но вот если вдохнуть пыль, например, которая альфа излучение имеет — это, мягко говоря, неполезно.. Ну и т.д много тонкостей и особенностей…

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s