Нукус и каракалпаки

Текст и фото: Илья Буяновский, 2015-2016 гг. (здесь публикуется в сильном сокращении, для интересующихся рекомендую первоисточник)

Республика Каракалпакстан, самый обширный (166 тыс. квадратных километров, то есть почти 1/3 страны) и один из самых малолюдных (1,7 миллиона жителей, то есть 10 человек на километр) регион, хорошо заметная на карте квадратная «голова» Узбекистана.

Центр Каракалпакии — Нукус, наряду с Бухарой 5-6-й по величине (275 тыс. жителей, а с городами-спутниками и под полмиллиона) узбекистанский город.

Национальный состав республики: примерно поровну узбеки (32%), каракалпаки (30%) и казахи (26%), первые больше в оазисах Элик-Калы, вторых — в амударьинских низовьях, а третьих — в глухих степях у границ.

Что каракалпаки — это не узбеки, видно невооружённым глазом. Скорее их можно перепутать с казахами, коих здесь тоже немало, и хотя в этнографической литературе каракалпакскую внешность характеризуют как «переходную от европеоидной к монголоидной с преобладанием монголоидных черт, меньшим, чем у казахов, но большим, чем у узбеков», мне каракалпаки внешне напомнили даже не казахов, а бурят и калмыков. Может, впрочем, дело не только во внешности, но и в каком-то особом настроении: каракалпаки — народ степной…
Немного этногенеза и истории

Название «кара-калпаки» с большинства тюркских языков переводится как «чёрные шапки». Более вероятный каракалпакский предок — ногайцы, кочевники Золотой Орды, жившие от Дона до Эмбы и после её падения. В 1530-х из Ногайской орды выделялась Алтыульская орда, или Орда Шести Сынов, названная то ли в честь шести наследников основавшего её хана Шейх-Мамая, то ли в честь шести родов, к коим себя причисляют каракалпаки (Муйтены, Конграты, Кытаи, Кыпшаки, Кенегесы и Мангыты). Скорее всего, каракалпаки в равной степени потомки огузов-печенег и кипчаков-ногайцев — просто век за веком степные кочевники цеплялись за горы и моря, там оседала их некая часть, слой за слоем слагались иные народы: в Восточной Европе — гагаузы, на Тянь-Шане киргизы, а близ Аральского моря и гиблых дельт Амударьи и Сырдарьи — каракалпаки.

Достоверно же история каракалпаков прослеживается с весьма недавних времён: в XVIII веке они откочевали на Жанадарью (южный рукав Сырдарьи), возможно спасаясь от джунгар, не учтя, что это были владения Хивинского ханства, над которыми оно временно потеряло власть из-за смуты.

В 1811 году хан Мухаммед Рахим II вернул контроль над дельтой Сырдарьи, и конечно не мог не обрадоваться такому «подарочку». Каракалпаки под Хивой переселились с восточных берегов Арала на южные, в самые низовья Амударьи, и в отличие от туркмен, всегда были лояльны хивинскому хану.

Когда в 1920-м году на смену ханству пришла Хорезмская Народная Советская республика, в её составе образовалось три автономные области — узбекская (Хива), туркменская (Ташауз) и киргиз-каракалпакская (Ходжейли), в 1924 году разошедшиеся между Узбекистаном, Туркменией и Казахстаном соответственно. В состав ККАО добавилось правобережье Амударьи, бывший Амудаьинский отдел Сырдарьинской области с центром в Турткуле (Петро-Александровске), который и стал до 1933 года первым центром Каракалпакии. Изначально она была автономной областью в составе Казахской ССР, в 1930-36 годах — непосредственно в составе РСФСР, и лишь затем, отрезанная от неё выделившейся в отдельную Союзную республику Казахстаном, вошла в состав Узбекской ССР, где и осталась.

Сейчас Республика Каракалпакстан значится «суверенным государством в составе Узбекистана» с официальным двуязычием и собственным парламентом Жокаргы-Кенес в Нукусе. У Каракалпакстана есть все полагающиеся атрибуты — своя академия наук (известнейший каракалпак-учёный — советский микробиолог Чаржой Абдиров), университет, театр, или вот например студия «Каракалпакфильм» с кинотеатром «Бердах».

Всего каракалпаков порядка 600 тысяч человек — из них полмиллиона в Узбекистане и по полсотни тысяч в Казахстане и Туркмении. То есть, их немало — примерно как бурят и больше, чем якутов, коми или калмыков. Но при этом каракалпаки — едва ли не самый компактно расселённый народ Средней Азии: даже в родном Каракалпакстане их ареал — дай бог если треть республики, в той же Элик-Кале, по словам местных узбеков, их нет, а в основном они живут в дельте Амударьи и на южном берегу бывшего Арала, от Нукуса до Муйнака, до края пустыни Устюрта.

Культура и язык

Каракалпакский культурный ландшафт очень непохож на узбекский: они не древние землепашцы, а вчерашние кочевники, и их аулы да окраины городов больше похожи на Казахстан, если бы тот был намного беднее: функциональные безликие дома, пыльные улицы, высокие печальные столбы…

Каракалпаки были культурные кочевники, и искусство их задолго до советской власти перестало быть сугубо прикладным. Например, уже в XIX веке оформилась каракалпакская литература, основателями которой значатся поэты Ажинияз и Бердах. Последний был так же и первым каракалпакским историком, и ныне считается главным светилом национальной культуры: имя Бердах среди каракалпаков очень популярно, а музей Бердаха — одно из двух-трёх красивых зданий на весь Нукус.

Каракалпакскую речь в этих краях слышишь чаще узбекской (тем более она и заметно другая на слух — жёстче и резче), а сам язык некоторые считают чуть ли не диалектом казахского, но я, читая вывески, видел не больше знакомых по Казахстану корней, чем в узбекском. Вдобавок у обоих языков теперь по две азбуки (каракалпакский так же неудачно перевели на латиницу в 1996-м), и любое здешние название можно записать аж в 4 вариантах: «Qaraqalpaqstan Respublikasi’, Қарақалпақстан Республикасы, Qoraqalpog`iston Respublikasi, Қорақалпоғистон Республикаси» или «No‘kis, Нөкис, Нукус, Nukus».

Отличается тут в общем и уклад, и в любом путеводителе напишут, что по Нукусу и другими каракалпакским городам не стоит гулять ночью — как у казахов или киргизов, у каракалпаков хватает лихой молодёжи, на которую плохо действует алкоголь, а вот узбекской домовитости, махаллизма — как-то нет. Но какого-то личного впечатления о каракалпаках как народе у меня сложилось: люди как люди, дружелюбные и гостеприимные, с хорошо знакомыми по всей Средней Азии реакциями и разговорами. Скажу лишь, что зашкаливающего казахского гонора у них нет, больше всего они мне напомнили, пожалуй что, калмыков.
Чем же Нукус настолько плох?

Говоря коротко: Нукус — дыра, а учитывая его изрядный размер (это крупнейший в стране город западнее Самарканда) — большая дыра.

В первую очередь он уныл, уныл настолько, насколько в принципе может быть довольно крупный город. Да, у него истории конечно всего-ничего — аул известен с 1862 года, а городской статус получен в 1932 году, когда сюда перенесли центр Каракалпакской автономии из затопленного Амударьёй Турткуля… но я знаю много городов, которые ещё моложе, однако смотрятся как-то интереснее.

Нукус же — какой-то безликий, бесформенный, без явных доминант и запоминающихся «фишек», так что проехав полгорода, не очень понимаешь, что изменилось.

В основном Нукус попросту очень неуютный, и его дома и кварталы напоминают не столько городскую ткань, сколько наспех застроенный пустырь, как где-нибудь на Крайнем Севере.

Вот типичный для Нукуса пустынный пыльный выжженный солнцем двор, который в отличие от многих других подобных дворов хоть немного скрашивает чистенькая новостройка.
Новостройки в Нукусе тоже есть, характерные для Узбекистана широкие и парадные улицы, застроенные «залпом».
Но большая часть города — это различные вариации пятиэтажек, иногда украшенных каким-то узором балконных решёток.
Среди всего этого понатыканы в основном современные (или осовремененные) общественные здания — всякие колледжи, спортзалы, пугающе пафосные органы управления республики.

Другой нукусский недостаток: тут, особенно по меркам сытного Узбекистана, совершенно безобразный общепит: я обошёл десяток кафе, но во всех был лишь стандартный набор пары-тройки блюд, утром неуютная пустота, вечером — наоборот, многолюдно и агрессивно. Попадалась, справедливости ради, и парочка очень приятных с виду кафе — но это были скорее какие-то кондитерские или кафе-мороженные, меня не интересовавшие. Кончилось тем, что у базара в забегаловке (причём не пустой, то есть по местным меркам она вполне годная) я взял куурдак… и не смог съесть ни кусочка, настолько отвратительно он был сделан. Так что ужин я себе покупал в продуктовом магазине с полупустыми к вечеру полками и отсутствием сдачи у продавщицы.

Фотопрогулка по Нукусу

Центр Нукуса, который хотя и весьма условен, но выглядит чуть-чуть поживее, чем остальной город. Начнём на главной улице, связующей Центральный базар с выездом на «материковый» Узбекистан, и за отправную точку возьмём Дом с чёртиком — так я прозвал вот это позднесоветское здание со скульптурой на бетонной стене. Это, между прочим, не что-нибудь, а Каракалпакская Академия наук:

С другой стороны — пара доминант нукусского центра: высотка гостиницы «Ташкент» и Каракалпакский музыкальный театр имени конечно же Бердаха:

У гостиницы — очень приятные мозаики, такой прямо проблеск в нукусской серости:

Театр же был реконструирован совсем недавно, обзаведясь «лицом» на фасаде, а действует с 1930 года, основанный ещё в Турткуле, и в советское время почему-то был имени Станиславского. Советское здание 1960-х годов очень громоздкое, но украсили его что надо:

Ещё неподалёку есть Дом связи:

На одной из улиц близ него я свернул направо, она оказалась примечательна целой сталинкой

и упиралась в Белый дом — парламент (Жокаргы-Кенес) и кабинет министров Республики Каракалпакстан. Перед ним памятник Бердаху — расцвет каракалпаков пришёлся на те времена, когда грозные ханы и орды остались в глубоком прошлом, и их герой — не батыр, а поэт.

Практически напротив… Ничего себе, самая настоящая сталинка 1950-х годов, причём даже с декором, не охрущёбленная! Смотрится как барочный дворец в заполярном посёлке. Обратите внимание на отодранную табличку — улицы в Нукусе переименовывались ни один раз, и например та, на которой стояла моя гостиница, ныне значилась как Ата-Юли («Отчий путь»? звучит!), а на визитке гостиницы имела ещё более звучное название «улица ПолуНиязова» (на самом деле Палуниязова, конечно, и шутить над фамилией не стоит — улица названа в честь погибшего бойца Великой Отечественной). Этот же домик изначально вмещал музей имени Савицкого.

Дальше широкая площадь бульвара Дружбы Народов (сама эта улица, кстати, называется проспектом Дослык, т.е. Дружбы — и это название каракалпакское, по-узбекски было бы Дустлик). Белый дом с куполом на заднем плане — местный ЗАГС:

Ну а отсюда рукой подать до единственной (обычно пишу — «единственной официальной», но тут просто единственной) достопримечательности Нукуса — Музея искусств Каракалпакстана имени Игоря Савицкого.

Напротив — школа, к слову имени Пушкина, то есть русскоязычная (хотя русских тут видел разок-другой, не больше):

Отсюда я вышел к базару — он на той же улице, где гостиница и театр. Впрочем, скажем прямо, это не базар, а рынок — то есть, без всякого колорита и восточного драйва:

От базара на маршрутке я отправился в Ходжейли с пересадкой через нечто под названием Старый город, никаких впрочем признаков старины (хотя бы 1930-х годов) в котором я не приметил.

Вот так выглядит местная маршрутка — обратите внимание на табуреточку для бабушки.

До 2007 года в Нукусе был свой троллейбус, причём пущенный в 1991 году, но ныне остались лишь такси да корейские маршрутки — типичная в общем ситуация в Средней Азии.

Пара видов из окна маршрутки. Нукус стоит на Амударье, её правом (при царе — «русском») берегу, но Амударья здесь предельно условная.

Во-первых, она рассеяна на несколько небольших проток:

Во-вторых, и основное её русло выглядит обмелевшим, так что в общем хорошо понятно, почему усыхает Аральское море. Великую реку добивает Нукусская ГЭС, построенная в 1950-х годах чуть выше города (ныне её дамба связует Нукус с городом-спутником Тахиаташ, где есть ещё и ГРЭС) — она не столько вырабатывает энергию, сколько регулирует поступление воды в оросительные каналы, важнейший из которых — Главный Туркменский канал, ведущий в Каспий «по мотивам» древнего Узбоя — так и не был построен.

Дальнейший путь лежит за Амударью — в Ходжейли, где стоит некрополь Миздакхан: по-моему единственное, что оправдывает существование Нукуса.

Больше текста и фотографий в ЖЖ у varandej


Обязательно ознакомьтесь также:

Каракалпаки

Каракалпакская культура является одной из древнейших в мире, наравне с китайской, индийской и греческой. Несмотря на вековые связи с кочевыми племенами и многочисленные завоевания Средней Азии, каракалпаки до сегодняшнего дня сумели сохранить свою самобытность и не ассимилироваться с более крупными народами.

Нукус

Нукус

varandej: Нукус в Республике Каракалпакстан (250-300 тыс. жителей).
Столица автономной Каракалпакии — пожалуй, худший известный мне город. Бестолковый, грязный, неуютный, невыносимо унылый, но с провинциальными понтами вроде соревнования музеев, у кого фотосъёмка дороже. Дыра, а от того, что это один из крупнейших городов страны — ещё и большая дыра.

В Нукусе есть «Эрмитаж в пустыне» — музей, где московский художник Игорь Савицкий собрал уникальную коллекцию местных древностей и русского авангарда со всех концов Союза. Но лишь жалкие крохи этого мне удалось заснять, причём не в Нукусе, а год спустя на выставке в Москве.

В окрестностях Нукуса находится Миздакхан, крупнейший некрополь Великой Степи, где считают дни до скончания времён Мировые часы на могиле первочеловека.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s