Туризм

varandejТуризм. Думаю, после прочтения всего вышесказанного у многих должно было возникнуть ощущение «никогда туда не поеду, пусть сами сидят своими маразмами!». Но парадокс Узбекистана в том, что при всём градусе неадеквата это — одна из самых дружелюбных к туристам стран бывшего СССР. Тут сказывается, наверное, несколько факторов:

  • Узбекистан действительно богат достопримечательностями мирового масштаба, через него пролегает Великий Шёлковый путь (давно уже из караванной тропы превратившийся в туристическую), и главное — это понимают и сами узбеки, и государственная власть. Они любят свои древние города, свои святыни и раскопки, свои горы, оазисы, реки, пустыни, и прекрасно знают им цену. И это снимает одно из главных препятствий для туризма, с которым сталкиваешься в России или Казахстане — непонимание, зачем вообще сюда приехал человек с фотиком. Привычность к туристам почти полностью уравновешивает масштабы Безопасности. Я спокойно фоткал даже на вокзалах, даже на афганской границе в Термезе, и только Ташкентское метро да заборы госучреждений пока держатся последним бастионом.
  • узбеки — прирождённые мастера малого бизнеса, для которых пресловутая узбекская коррупция — родная стихия, а как результат, веде, где туристы бывают хоть сколько-нибудь регулярно, есть всё им необходимое. Улочки в центрах Самарканда, Бухары, Хивы буквально увешаны вывесками гостиница, кафешек и сувенирных магазинах при ремесленных мастерских. Путешествовать по Узбекистану, при всех его недостатках, оказалось легко и приятно: комфорт тут не дорог, а самые настоящие Чудеса Востока — доступны.

«На глаз» я бы сказал, что процентов 10-15 туристов в Узбекистане — из России (то есть это миф, что наши туда почти не ездят), процентов 35-40 — иностранцев в основном из Европы, Штатов и Японии, да как-то в ташкентском хостеле мне повстречался турок — по английским мог связать дай бог пару фраз, но с местными объясниться был в состоянии. И хотя россиян (а также русских казахстанцев, в отличие от самих казахов) тут больше, чем гостей из любой другой страны, узбеки явно больше привыкли видеть иностранцев, и спрашивая мою страну наугад, меня «селили» не то что в «Омэрика, Гэрманыя?», но и всякие экзотические страны вплоть до Новой Зеландии (!).

Хива
Хива. Интуристы. Фото: Илья Буяновский

Но добрая половина туристов — сами местные. Для меня стала огромной неожиданностью то, насколько в Узбекистане популярен и массов внутренний туризм, причём катаются натурально все — школьники, студенты, семьи с детьми, пенсионеры… Одиночками, группами, парами. Из Ташкента, областных центров, малых городов, больших кишлаков. Откуда их столько в небогатой стране — я не очень понимаю, но возможно школьников катают за государственный счёт, пенсионерам скидывается их махалля, а остальные… ну да в принципе в Узбекистане 30 миллионов жителей, немногим меньше Украины в нынешних фактических границах, так что просто по теории вероятности там будет достаточно людей, которые хотят и могут себе это позволить. Но внутренний туризм, в отличие от обезличивающего всё и вся интернационального — лишь добавляет колорита:

Внутренний туризм. Фото: Илья Буяновский

А вот иностранцу придётся столкнуться с рядом сложностей, и лично для меня категорией граждан, при виде которой хотелось спрятаться или убежать были не полицейские и не гопники (кои, кстати, заметны разве что в Каракалпакии), а дети. Вы когда-нибудь слышали, как мерзко орёт павлин? Так вот они начинали истошно издавать примерно те же звуки «Хэллоу! Хэееееееллоооооууу!!!!», причём пары раз в спину им недостаточно — будут орать натурально до хрипоты, периодически переходя на «Здравствуйте!», а мне оставалось только абстрагироваться, потому что за ответом последовал бы следующий вопрос. Один раз, забредя во двор многоэтажки в Нукусе, увидел, как узбечка-мамочка с ребёнком начала хэллоукать в мой адрес и дитё к этой скверной привычке приучать. Стыдно просто за них — неужели сам не понимают, что ставят себя в положении униженных туземцев, ждущих, что белый человек пошлёт им лучик благодати? Хуже, если следующее поколение будет скандировать уже «Хэллоу, мистер, гив ми мани!». Собственно, в 2016-м я и на этот клич уже пару раз натыкался, а больше всего озадачили детишки из мрачного Муйнака на засохшем Аральском море, которые увидев меня начали требовать, чтобы я подарил им фломастер.

Муйнак. Дети на ишаке. Фото: Илья Буяновский

От повышенного внимания к своей персоне тут не скрыться практически нигде, даже в переполненных туристами со всего мира древних городах — ведь в них полно и гостей из нетуристических глубинок. Как и во многих азиатских странах популярна тема «сфотографировать с иностранцем» — первый раз со мной фоткались подростки в поезде Ташкент-Бухара, а лучшим опытом оказался вот этот «цветник», завидевший меня в Джизаке, когда я проходил в перерыв мимо их учреждения.

Джизак. Фото: Илья Буяновский

Гостей из России тут особенно любят — ведь с ними можно поговорить на одном языке, да вспомнить общее прошлое! Тем более прошлое это сытое, и в Средней Азии вспоминать его любят, что конечно симпатий к россиянам добавляет. Вот только не знаю уж, в чём дело — в конформизме и одинаковости мышления, или же в многовековой культуре формальной вежливости, да только набор вопросов по всей Средней Азии абсолютно стандартный и лишь варьируется от региона к региону. Примерно так:
-Ааткуда ти?
-С самой Маскви? / -Цэнтр Маскви? / — С Падмасковия? (специфика языка — называя город, имеют в виду обычно и весь его регион).
-В Маскве гдэ жывёшь?
-Работаешь?
-Давно приехал?
-Куда идёш? (в смысле — «едешь», эти два слова тут часто не различают).

-Жена-дети есть? — для меня это самый сложный вопрос, так как отсутствие детей у 30-летнего мужчины для жителя Средней Азии является чем-то из ряда вон выходящим.
Но в остальном предсказуемость разговора обычно просто невероятная, а я за время своих среднеазиатских поездок понял, что за месяц могу ответить на эту серию вопросов некое ограниченное число раз (не считал, но что-то около 200), после которого ломаюсь и путешествие начинает надоедать. Но всё это, вообще, интерес совершенно искренний, без цели что-то впарить или попросить, могут даже зазвать на чай во дворик (но сначала обязательно нужно отказаться — приглашение может быть и просто ритуальной вежливостью), чем-нибудь угостить… а вот в дом уже не позовут — граница личного пространства здесь хотя и гораздо ближе, чем в русской или европейской культуре, но столь же крепка.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s