Как Узбекистан становится приоритетным партнером Китая в Центральной Азии?

CAA Network

В краткосрочной перспективе расширение двусторонних отношений Китая и Узбекистана могут приобрести масштабные формы. Это связано с тем, что стратегические интересы Пекина и Ташкента на данном этапе полностью совпадают – обе стороны заинтересованы в укреплении региональной силы Узбекистана. Узбекистану это нужно для того, чтобы укрепить свое экономическое положение и создать условия для благополучного проживания 34-миллионного населения. А Китаю усиление Узбекистана нужно для создания регионального баланса и лавирования между крупными государствами в Центральной Азии.

Такое тесное партнерство приносит свои плоды. Еще 5-6 лет назад Узбекистан считался государством в Центральной Азии, которое меньше всех остальных зависит от Китая. Сегодня эта зависимость увеличивается и Ташкент уже все сложнее обходиться без китайских инвестиций и кредитов.

Ожидается, что новые соглашения между Узбекистаном и Китаем будут подписаны во время визита Си Цзиньпина в Ташкент. О том, что визит готовится, было анонсировано в конце прошлого года.

Сначала экономика

Драйвером расширения партнерства Узбекистана с Китаем выступает торгово-экономическая сфера. Китай стал крупнейшим торговым партнером Узбекистана и удерживает эту позицию. По данным Госкомстата Узбекистана, внешнеторговый оборот республики с Китаем в 2019 году составил $7,62 млрд, что на 18,5% больше, чем в 2018 году. По объемам торговли Китай пока ненамного опережает Россию. Сегодня 16,8% внешнеторгового оборота Узбекистана приходится на Китай. Далее следует Россия (14,8%), Казахстан (7,3%), Республика Корея (5,8%), Турция (5,2%), Кыргызстан (2,4%) и Германия (2,1%).

Узбекский экспорт в Китай расширяется, но пока львиную долю составляет стратегическое сырье: природный газ, уран, медь, хлопок и минеральные удобрения. Наиболее значимым из этих товаров является природный газ, поставки которого в КНР, согласно двустороннему договору купли-продажи природного газа от 2011 г., рассчитаны на 25 лет.

Росту объемов экспорта узбекской продукции в Китай способствует личный контроль этой сферы со стороны Ш. Мирзиёева. Так, при поддержке президента в Узбекистане набирает обороты электронная торговля с Китаем. В октябре прошлого года в Узбекистане была упрощена регистрация на китайской торговой платформе Alibaba. Одной из первых экспортный контракт с платформой на 3 млн. долларов подписала узбекская кондитерская компания.

В целом сотрудничество с Китаем углубляется во многом из-за личной поддержки со стороны Мирзиёева. Новый глава Оксароя сразу после прихода к власти решил усилить внешнеполитические связи со всеми глобальными и региональными игроками. Китайские власти воспользовались этой возможностью для того, чтобы укрепить свое влияние в республике, где ранее китайские компании были представлены лишь в некоторых секторах экономики.

В период пандемии Ташкент стал еще больше усиливать китайское направление. 14 октября 2020 г. Мирзиёев провел совещание, на котором раскритиковал руководителей регионов за ход реализации торгово-экономических, инвестиционных и гуманитарных проектов совместно с Китаем. При этом министерству инвестиций и внешней торговли поручено сформировать новые проекты, направленные на привлечение прямых инвестиций из Китая.

Кроме этого, в первую очередь в целях расширения торговых связей в октябре 2020 г. Узбекистан открыл генеральное консульство Узбекистана в городе Гуанчжоу. Оно стало вторым подобным представительством РУ в КНР, первое генконсульство работает в Шанхае. Стороны ожидают, что открытие генконсульства придаст дополнительный толчок развитию отношений между двумя странами, росту товарооборота между регионами Узбекистана и южными провинциями Китая.

Кроме этого, Узбекистан (как, впрочем, и другие страны Центральной Азии) и Китай договорились о проведении клинических испытаний рекомбинантной вакцины против коронавируса в Узбекистане. В ходе переговоров было отмечено, что в случае успешного завершения всех фаз клинических испытаний Узбекистан будет иметь приоритет в приобретении вакцины по срокам и минимальной цене.

Больше инвестиций

Расширяя сферы сотрудничества с Китаем, Ташкент в первую очередь рассчитывает на увеличение объемов инвестиций. По этому показателю Узбекистан пока уступает соседнему Казахстану. Хотя стоит отметить, что в последнее время Китай вкладывает все больше инвестиций в узбекскую экономику. За последние три года было освоено 3,9 млрд долл. капиталовложений из КНР. Узбекистан намерен довести ежегодный объем привлекаемых китайских инвестиций до 5 миллиардов долларов к 2025 году.

Из-за эффекта низкой базы выход китайских компаний на узбекский рынок происходит стремительно и по всем секторам. Расширение влияния китайских компаний становиться повсеместным. Так, китайские компании входят такие области как телекоммуникации, промышленность, военная и гуманитарные отрасли. В числе наиболее крупных объектов китайских инвестиций можно назвать:

  • «UzbekTelecom» в ближайшее время получит 107 млн. долл. от корпорации «Huawei» на модернизацию и развитие сети широкополосного доступа и 50 млн. долл. от корпорации «ZTE» на расширение перечня коммутационного оборудования по технологии NGN и модернизацию сети мобильного широкополосного доступа национального оператора «UzMobile.
  • В январе 2020 года с компанией «Sinotruk» было подписано соглашение о создании совместного предприятия «Uz Truck & Bus Motors» по производству тяжёлых грузовых автомобилей.
  • Китайская компания China Gezhouba Group Corporation (CGGC) начала строительство новой тепловой электростанции мощностью 1500 МВт в городе Ширин Сырдарьинской области. ТЭС ежегодно будет потреблять порядка 2 миллиардов кубических метров природного газа, а производство электроэнергии достигнет 10 миллиардов киловатт-часов.

Как видно, пока речь не идет о многомиллиардных инвестициях. Для привлечения крупных инвестиций нужны масштабные проекты, наподобие инвестиционного соглашения между Казахстаном и Китаем по переносу предприятий на сумму 27 млрд долларов. Но в ближайшее время Узбекистан и Китай могут договориться о крупных проектах. Для этого у Узбекистана есть хорошие шансы и преимущества.

Пока речь не идет о многомиллиардных инвестициях. Для привлечения крупных инвестиций нужны масштабные проекты

Преимущества Узбекистана

В плане дальнейшего углубления связей с Китаем у Узбекистана есть несколько преимуществ перед другими странами региона.

Стать транспортным узлом. Большие надежды возлагаются на проект железнодорожной магистрали Китай-Кыргызстан-Узбекистан. Переговоры о строительстве железнодорожной ветки Китай-Кыргызстан-Узбекистан снова зашли в тупик. По признанию специалистов, стороны все еще не разработали даже предварительное ТЭО проекта.

Между тем узбекская сторона, совместно с партнерами из Китая уже запустила мультимодальные перевозки по маршруту ККУЖД. Об этом Мирзиёев вновь заявил 4 ноября 2020 г. во время выступления на церемонии открытия третьей Китайской международной выставки импортных товаров. Эти же тезисы Мирзиёев повторил во время своего онлайн выступления на саммите ШОС 10 ноября т.г.

Первый контейнерный поезд по маршруту отправился 5 июня из логистического центра «Дунчуань» в городе Ланьчжоу в Ташкент. Часть маршрута между Кашгаром (Китай), Иркештамом и Ошем будет автомобильным. Дальше груз снова проследует на поезде. Общая длина маршрута составляет 4380 км, а время транспортировки – 7-10 дней. По сравнению с традиционным маршрутом через Хоргос экономия времени составит до 5 дней.

Узбекистан также активно использует уже имеющиеся маршруты для увеличения объемов транзита через свою территорию. В частности, в текущем году запущен первый регулярный международный грузовой поезд по маршруту «Хэбэй-Хоргос-Ташкент».

Заслуживают внимания также планы Узбекистана по формированию мультимодальных перевозок по маршруту Китай – Кыргызстан – Узбекистан – Туркменистан – Азербайджан – Грузия – ЕС. В декабре прошлого года руководители железных дорог Азербайджана, Грузии, Кыргызстана, Туркменистана и Узбекистана договорились о запуске в 2020 году транзитных поездов в Закавказье, как часть международного мультимодального маршрута.

Кроме этого, повышается вероятность участия Китая в качестве инвестора проектов в южном направлении (железная дорога на юг через Афганистан, ЛЭП и др, в долгосрочной перспективе – строительство на афгано-узбекской границе центров международной торговли или СЭЗ). По последним данным, узбекская сторона уже привлекает китайские компании и инвесторов в проект формирования транспортного коридора на юг. Узбекские власти также активно привлекают международные организации к вопросу строительства транспортного коридора из Центральной Азии в Южную.

Во время выступления на саммите ШОС 10 ноября прошлого года Ш.Мирзиёев предложил в апреле 2021 г. в Узбекистане организовать международную конференцию «Центральная Азия и Южная Азия: регион взаимосвязанности, вызовы и возможности»;

Оперативная реакция и адаптация под новые условия. Как показывает действия Ташкента в последние несколько лет, узбекские власти стараются оперативно реагировать на изменения и адаптироваться под появляющиеся предложения на рынке. В частности, в Узбекистане в короткие сроки реализовали такие задачи как создание онлайн платформы, которая будет способствовать усилению кооперации с Китаем во всех сферах. О необходимости создания такой платформы в Казахстане постоянно говорится на разных уровнях, но вопрос так и не решается.

Привлечение туристов. Узбекские власти большую ставку делали на туристическую отрасль. На фоне пандемии значительно снизился приток китайских туристов. По итогам I квартала текущего года из Китая прибыло всего 3700 человек (0,3% от общего числа прибывших туристов), тогда как в 2019 году этот показатель составил 61,9 тысяч человек. Тем не менее туристический потенциал Узбекистана остается наиболее высоким среди стран Центральной Азии.

Посредник в вопросах безопасности. Китай особо выделяет Узбекистан в качестве надежного посредника в вопросах обеспечения безопасности в регионе и урегулировании ситуации в Афганистане. Все чаще представители органов безопасности Узбекистан и Китая проводят встречи и консультации по афганской проблеме. Судя по динамике развития отношений в этой сфере, вполне можно ожидать создания некой платформы по афганскому урегулированию с включением Китая, Узбекистана и Афганистана. Тем самым Пекин может получить помимо четырехстороннего механизма (Китай, Таджикистан, Пакистан, Афганистан) еще один механизм для решения вопросов безопасности совместно с государством Центральной Азии.

В свою очередь Китай может поддержать узбекские инициативы в афганском направлении. В частности, Китай уже выражает заинтересованность в реализации транспортно-логистических и энергетических проектов, связывающих Узбекистан с Пакистаном через территорию Афганистана.

Помимо этого, узбекская сторона закупает у Китая вооружение и технику. Еще в 2017 г. Узбекистан приобрел у Китая несколько комплексов ПВО. В ходе визита в Китай в мае 2017 г. Ш.Мирзиёев провел встречу с руководством Китайской аэрокосмической научно-промышленной корпорации (CASC). CASC – компания, которая занимается помимо прочего также производством вооружений, в том числе производит управляемые ракеты.

Опасения всё же растут

Несмотря на позитивную динамику в последнее время для Узбекистана выявляется ряд серьезных рисков. В том числе:

  • растущее сальдо в двусторонней торговле в пользу КНР;
  • наблюдаемое повышение доли китайских технологий в ряде стратегических отраслей экономики РУ (телекоммуникационной, банковской, сельскохозяйственной);
  • увеличение госдолга Узбекистана перед Китаем и как следствие усиление политического влияния КНР в РУ.

По последним данным уже более 20% государственного внешнего долга Узбекистана приходится на Китай.

В Узбекистане так же, как в Таджикистане практически отсутствуют устойчивые антикитайские настроения. Узбекистан практически никак не реагирует на национальную политику Китая в Синьцзяне, что делает Ташкент более комфортным партнером для Китая в регионе. Но опасения среди населения по поводу роста влияния Китая все еще растут.

Проведенный на протяжении последних двух лет опрос Central Asia Barometer в странах региона показал, что дружелюбие по отношению к китайскому бизнесу начинает ослабевать. В то время как в 2019 году 65% узбекистанцев заявили, что «решительно поддерживают» реализуемые Китаем энергетические и инфраструктурные проекты, в 2020 году уровень поддержки упал до 48%. Число тех, кто «решительно против», выросло с 2% до 10%. Также наблюдается резкий рост опасений среди населения Узбекистана по поводу увеличения госдолга перед Китаем. Число граждан Узбекистана, которые очень обеспокоены увеличением госдолга перед Китаем, увеличилось с 7% в 2019 г. до 25% в 2020 году.

Выводы

Центральноазиатская стратегия Китая, как и в целом, внешняя политика Пекина, находится в процессе трансформации. Замедление экономики и последствия пандемии оказали большое влияние на внешнеэкономические планы Китая, в первую очередь в рамках инициативы «Пояс и путь». Китайские власти постепенно отходят от тактики «тушения любых пожаров» и антикитайских настроений путем выделения многомиллиардных инвестиций. Теперь при выделении инвестиций Пекин предпочитает наиболее беспроблемных партнеров. В этой ситуации Узбекистан, где практически не наблюдаются антикитайские настроения, превращается в одного из приоритетных партнеров для Пекина в Центральной Азии.

Узбекистан, где практически не наблюдаются антикитайские настроения, превращается в одного из приоритетных партнеров для Пекина в Центральной Азии.

При сохранении нынешних условий внешнеполитической деятельности Ташкента повышается вероятность того, что Узбекистан займет равнозначное с Казахстаном место в центральноазиатской стратегии Пекина.

В свою очередь, Ташкент пытается сохранить баланс интересов своих ключевых партнеров: стран Запада, России и Китая. Но в последние годы все более явным становится крен во внешнеэкономической деятельности Узбекистана в сторону Китая. Китай укрепляет свою позицию первого торгово-экономического партнера Узбекистана после того, как отодвинул с этого места Россию.

Наблюдаемые темпы расширения китайского присутствия в Узбекистане позволяют сделать прогноз о том, что в краткосрочной перспективе Узбекистан столкнется с увеличением политического влияния КНР в республике и увеличением госдолга перед Пекином. Вероятность такого сценария возрастает. Уже сегодня более 20% внешнего госдолга Узбекистана приходится на Китай.

Понимая подобные перспективы Ташкент наверняка будет так же, как и его соседи по региону, пытаться сохранить баланс интересов внешних игроков. Не исключено, что Узбекистан постепенно будет усиливать свое участие в Евразийском экономическом союзе, процессах тюркской интеграции в рамках совещаний Совета сотрудничества тюркоязычных государств и, наконец, будет поддерживать тесную кооперации в Центральной Азии. В конечном счете только устойчивая региональная интеграция в Центральной Азии может дать возможность государствам региона эффективно противостоять экспансионистским устремлениям глобальных и региональных держав.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s