«Нужно, чтобы сами узбекистанцы полюбили Узбекистан»

В 2021 году исполняется 30 лет с момента распада СССР и появления пятнадцати новых независимых государств. Тридцать лет — лишь мгновение в масштабах истории, но по меркам человеческой жизни это большой срок и поэтому интересно узнать, как люди разных поколений и судеб с высоты настоящего момента и пережитого опыта оценивают те события. Что для них государственный суверенитет и современный Узбекистан?

Даже сухая хронология тех событий показывает насколько страшным и трудным был тот исторический период. Что говорить об эмоциях людей, оказавшихся на том изломе: обнищание, продуктовые карточки, рост национализма, возникшие из ниоткуда границы, массовая эмиграция, трудные вопросы по гражданству, языку, письменности, территориям, усиление религиозного фактора…

И вместе худо, и врозь никак. Хроника распада

Ирина

Нашу сегодняшнюю героиню, Ирину, знают многие и не только в Узбекистане. Она деятельный, добрый и отзывчивый человек, один из авторов-организаторов Международного инновационного общественного объединения «Одарённые дети».

Инициативный проект «Одарённые Дети» был создан группой энтузиастов в 2008 году и в том же году получил статус международного. Основная деятельность направлена на содействие развитию детских талантов и способностей, поддержку творческой молодёжи, организацию активного творчески-развивающего досуга для детей и молодежи, международных конкурсов, фестивалей, образовательных олимпиад, выставок, творческих мастер-классов, проведение благотворительного конкурса-марафона с участием детских и молодежных творческих коллективов от 4 до 18 лет.

В ННО Ирина курирует информационно-инновационное направление, то есть занимается продвижением интернет-площадок для творческого, культурного и образовательного общения молодежи, проводит онлайн-конкурсы.

Узбекистан знаю хорошо. Объездила всю страну не только по работе, но и, как турист, в частном порядке,

— говорит она.

По роду служебных обязанностей наша собеседница постоянно в курсе всего, что происходит, ежедневно отслеживает новостные каналы и социальные сети, участвует в обсуждении близких тем.

Переходя к основной теме интервью, Ирина не сдерживает эмоций:

К развалу Союза отношусь резко отрицательно! Избежать распада единого большого государства, наверное, было нельзя, но нужно было плавно и мирно перевести экономику из социалистической в капиталистическую. В свои 23 года, возвращаясь домой из Новосибирска через Душанбе, я стала очевидцем той вакханалии и резни, творившейся в Таджикистане. На себе прочувствовала межэтническую и религиозную ненависть толпы.


Узбекистан теряет свою национальную идентичность и культуру


— Можно ли назвать сегодняшний Узбекистан независимым? В чём для вас плюсы и минусы обретения государственного суверенитета?

Еще год назад я, скорее всего, ответила бы на этот вопрос однозначно, так как Узбекистан последовательно придерживался политики нейтралитета, сохранял пространство для маневров в отношениях со всеми крупными державами. Вероятно, дорожа этой свободой, наш внешний долг был ничтожен. Во время пандемии как с цепи сорвались. Бешеные кредиты, взятые непонятно для чего, но выплачивать их мне, моим детям и внукам. Теперь мы вынуждены подстраиваться под требования МВФ. Просто бешено возросла коммуналка! Поднялись цены на всё! Местные производители продуктов почти исчезли с рынка. Много обанкротившихся и разорившихся фермеров.

Я затрудняюсь отметить какие-то плюсы — так как их не вижу. Хотя, пожалуй, есть один — теперь власть не может свалить все свои промахи на приказы из Москвы и сама отвечает за свои решения.

Минус для меня в том, что Узбекистан за эти 30 лет теряет свою национальную идентичность и культуру. Узбекские женщины перестали носить одежду из наших именно национальных тканей — шёлка, хан-атласа, адраса и пр. Теперь национальной одеждой узбекистанских женщин стал арабский стиль. И молодое поколение уже считает арабский стиль узбекским национальным.

Еще один минус в том, что совсем не развит внутренний туризм. Если при Союзе школьные программы были построены таким образом, что 3-4 раза в год дети ездили на экскурсии на автобусах и поездах в рамках уроков истории и географии по своей стране, то сейчас этого нет. Наверное процентов восемьдесят детей никогда не бывали в Бухаре, Самарканде, Нукусе, Маргилане, Риштане. Да даже в своих местных, еще едва держащихся на плаву, краеведческих музеях, они не были. То же самое касается и студентов.

Минус — в Узбекистане вообще нет молодёжного фестивально-конкурсного движения. Это связано с тем, что без государственной поддержки — даже не выделения денег — а просто хотя бы пятидесяти процентной скидки на аренду концертных залов и автобусного парка — цены для участников молодёжных фестивалей, форумов, конкурсов — просто заоблачные. Как для иностранных туристов.

Минус — нет законодательной базы для молодежного волонтёрства.

Минус — система профсоюзов работает только у государственных организаций и никак не работает в частном бизнесе.

Минус – ежемесячная выплата на ребёнка до четырнадцати лет эквивалентна пятнадцати долларам, при этом выплачивать или нет — решает махалля — это позор! В школах есть списки всех детей от 6 до 14 лет. Почему бы целенаправленно не создать адресный Детский Фонд (как пенсионный), привязать к нему эти списки, обязать всех родителей иметь карточки – самые обычные, открытие которых стоит тридцать тысяч сумов — и скидывать туда детские пособия?!

Махаллинские комитеты — это огромный минус всей социальной сферы Узбекистана!

— Думали ли вы когда-нибудь об эмиграции? Почему задумывались и почему не уехали?

Думала в 90-е. Но из-за пожилых родителей мы не уехали. А потом был принят закон о национальном равенстве всех народов Узбекистана с уголовной ответственностью за расизм. Жизнь стала налаживаться. Я люблю Узбекистан. И когда еду за границу в командировки — очень скучаю.

— В целом, довольны ли тем, как страна прошла этот путь после обретения независимости? Чем гордитесь, а чем наоборот?

Я считаю, что Ислам Каримов дал Узбекистану возможность мирно прожить самые трудные годы становления. Он всё время повторял, что мы нейтральное светское государство. И не позволил стране скатиться в межэтническую и межрелигиозную резню. Даже если и происходил межклановый раздел сфер влияния — обычный народ он не коснулся. Да, мы жили бедно, много людей уехали на заработки, экономика дышала на ладан — но не было самого страшного. Для меня, видевший резню в Душанбе, и сумевшей сбежать оттуда — это самое главное.

Чем я горжусь? Средним классом Узбекистана. Теми, кто, имея свой небольшой бизнес или работая в гос. учреждениях, на обычных должностях в большом бизнесе — тратят силы, время и деньги на развитие своих детей и верят в будущее на этой земле и строят это будущее.

— УзССР, Узбекистан после независимости и т.н. Новый Узбекистан – что для вас ближе? Чем эти периоды существенно отличаются друг от друга?

В УзССР я жила ребенком и подростком. И тогда меня все устраивало. Мои родители (мама — операционная медсестра, папа — экскаваторщик) каждое лето ездили в отпуск на Чёрное море, а потом на поездах или самолетах к нашим родственникам в разные точки СССР. Со школой я объездила весь Узбекистан. Будучи студенткой и обучаясь в Новосибирске — каждое лето ездила в сельхозотряды по России. Да даже тот же самый хлопок был для нас, детей — просто как способ быть с друзьями. На сборе хлопка никто не перетруждался. Вечером было кино, или какой-нибудь конкурс, или дискотека. Ночью рассказывали друг другу всякие страшилки, мазали друг друга зубной пастой. Как в пионерском лагере. Каждые десять дней нас привозили домой.

В Узбекистане после независимости было трудно. В основном «чемодан-вокзал-Россия» кричали подростки и молодежь, один раз на базаре меня закидали помидорами, но окружающие взрослые тут же это всё прекращали и даже били молодежь. Было тяжело с работой — приходилось на двух-трех работать. Одна работа — основная — где по полгода задерживали зарплату, но были ежедневные талоны на питание в столовой, а другая — вечером — уборка или продавец — где каждый день рассчитывались. Были проблемы с лекарствами для родителей, с перерасчетом их пенсии. Много чего было. Но в целом нет негатива. Так как очень ярко в это время проявилась взаимовыручка. Нам помогали, мы помогали. Думаю, что большинство людей в 90-х в Узбекистане выжило только благодаря тому, что помогали друг другу, делились чем могли. До власти далеко — а соседи здесь, рядом.

Новый Узбекистан — так сейчас мы в нем живем. И как мы живем, и как будем дальше жить — зависит от нас. И не только в материальном плане. Если мы равнодушно пройдем мимо рубщиков деревьев — то наши дети будут жить в пустыне. Если мы не будем активно участвовать в обсуждении принятия каких-то законов — то потом эти законы ударят по нам и нашим детям. Наша активность или не-активность в жизни общества потом скажется и на нас, и на наших детях, и даже на внуках.

— Есть ли государство в мире, на которое, по вашему мнению, Узбекистан должен равняться в своей модели развития? Почему?

Нет. В каждом государстве есть и плохое, и хорошее. Кроме того, мы географически находимся в Средней Азии и никуда нам отсюда не деться. У нас есть государства-соседи, и в логистике товарооборота это учитывается. Нам намного выгоднее торговать с Китаем и Россией, чем с ЕС и странами Американских континентов, Африкой и Австралией. Поэтому знать русский, казахский, киргизский, китайский языки — более логично для бизнеса. Ну и английский, как язык международного общения. Пантюркизм мне лично не нравится в принципе. Одно дело торговать с Турцией — другое дело принять пантюркизм как систему национального самоопределения.


Нужно открыть Узбекистан для самих узбекистанцев. Чтобы они его заново увидели и полюбили. Сделать это может только государство.


— В мире более двух сотен государств. Узбекистан стал самостоятельным 30 лет назад. Спустя это время, есть ли какая-то эксклюзивная и узнаваемая особенность Узбекистана, которая выделяет его из остальных стран, делает уникальным, может считаться его визитной карточкой?

Опять же нет. При Каримове мы были закрытым нейтральным светским государством со своей идентичной национальной культурой. В мире были известны Байсунский этнофестиваль, Бухарский фестиваль «Шелк и специи», музей Савицкого в Нукусе, маргиланские ткани, риштанская керамика, сюзане, узбекский пичок, медные чеканные изделия, фарфоровые сервизы «Пахта», узбекская хлопковая одежда, узбекский плов и тандыр-гушт — они были визитной карточкой Узбекистана. И местные жители о них знали и любили. Но это поколение уже сходит на нет. Сейчас, как бы Узбектуризм не пытался заново раскрутить эти бренды — у них не получится. Потому что в первую очередь это нужно делать для внутреннего туризма.

Даже в домах состоятельных людей нет ни сервизов из риштанской керамики, ни маргиланских занавесей на окнах, ни сюзане на стенах, ни чеканных ваз — а только все турецкое, арабское и европейское — это говорит о забвении нашей идентичной национальной культуры.

Нужно открыть Узбекистан для самих узбекистанцев. Чтобы они его заново увидели и полюбили. Это может сделать только государство. Например, бесплатные туры с заездом в ремесленные мастерские для детей — победителей местных и республиканских олимпиад, фестивалей, конкурсов. Подарки для этих победителей — не дешевые китайско-турецкие вазочки — а риштанские тарелки, кокандские керамические декоративные блюда, яркие этнотюбетейки, шёлковые маргиланские шарфики, сувенирные глиняные фигурки.

И постепенно будет расти поколение, любящее и чтущее свою культуру.

— Если наделить Узбекистан человеческим характером, то какой бы это был человек?

Сейчас — в основном равнодушный к своей Родине и культуре, думающий о том, где и как заработать, чтобы не только прокормить семью, но и оплатить коммуналку, бензин, скопить деньги на репетиторов и обучение детей и желательно не в вузах Узбекистана, раздраженный самоуправством чиновников и махаллинских комитетов. А после того, как в 2020 году власть одним махом лишила 80% народа работы и ничем не помогла выжить в это трудное время, оставила наедине с искусственно созданной проблемой выживания, при этом поднимая цены на все – государство потеряло доверие у многих.


Наше настоящее и будущее зависит от нас. Наша активность или не-активность в жизни общества скажется и на нас, и на наших детях, и даже на внуках.


Блиц: ответьте одной-двумя ассоциациями – что для вас сейчас

— климат Узбекистана:

из-за бездумной вырубки деревьев и искусственного загрязнения водных ресурсов — скоро везде в Узбекистане будет как в Каракалпакии — экологическая катастрофа;

— люди Узбекистана:

в основном равнодушные к социализации в обществе, решающие свои ежедневные проблемы выживания;

— традиции Узбекистана:

они исчезают, вытесненные навязанными арабо-турецкими традициями;

— будущее Узбекистана:

если власть в лице депутатов действительно начнет решать проблемы своих округов и отстаивать интересы их жителей перед верховной властью, а не говорить «хоп-хоп» — Узбекистан постепенно станет развитым государством, родиной для своего народа.

Ох, спасибо вам, Ирина, за такое осознанное и неравнодушное отношение, за истинный патриотизм, за чуткое понимание и важную социальную активность! Честно говоря, ваши прочувствованные и искренние ответы тронули до глубины души, до мурашек.


Уважаемый читатель, вы тоже можете принять участие в проекте, ответив на вопросы по одной из ссылок ниже:

а) для тех, кто уехал: https://forms.gle/vnnQTiiBMgtGtszh6
б) для тех, кто в Узбекистане:
https://forms.gle/GgscEJLExoh6NC1q7


С некоторыми ответами в качестве примера можно ознакомиться по ссылкам:

Думали ли вы когда-нибудь об эмиграции? Почему задумывались и почему не уехали?

Если наделить Узбекистан человеческим характером, то какой бы это был человек?


Обязательно прочитайте истории наших героев, уже опубликованных в рамках этого проекта:

«Узбекистан это эквивалент стволовых клеток человечества. То есть страна молодая и пока не специализированная, но имеет огромный потенциал для специализации и регенерирования любой поврежденной ткани», — считает герой первой истории в цикле «Инсайдерский взгляд со стороны».

«Узбекистан — это как стволовые клетки человечества»


Второе интервью в рамках проекта «Инсайдерский взгляд со стороны»: личные воспоминания о конце СССР и начале независимости, субъективные оценки пути, который прошел Узбекистан за эти тридцать лет, любительский прогноз будущего.

«Кажется, что должно быть лучше»


В проекте «Инсайдерский взгляд со стороны» публикуются истории и оценки тех, кто в разное время и по различным причинам уехал из республики. Эти люди в той или иной степени по-прежнему ментально и психологически связаны с Родиной, но физически проживают в других странах и имеют возможность сравнивать. Узнаем, что видится Динаре и Субхону из Японии.

«Узбекистан – это бриллиант без огранки»


В проекте «Инсайдерский взгляд со стороны» истории одноклассников одной из советских школ Андижана, которые разъехались по разным уголкам мира. Что для них независимость и современный Узбекистан.

«Главное богатство Узбекистана – люди!»


Посмотрите фотогалереи:

Узбекистан 1911 года в лицах

Российский период (исторические фото и документы периода с середины XIX века до 1918 года)

Советский период (1917-1991)

Узбекистан-1978 глазами немецкого фотографа

Узбекистан в первые годы независимости (1991-2000 гг.)

Виктор Ан: Куйлюк — река моей юности

Теракт, повернувший прогресс вспять

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s