Как авторитаризм в России и Китае влияет на Центральную Азию?

Краткий конспект по интервью профессора политологии Клэр То в Барнард-колледже и директора Института Гарримана Колумбийского университета Александра Кули порталу CAAN.
Государства Центральной Азии находятся в сердцевине геополитического соперничества между Россией, Китаем и США. При этом Москва и Пекин координируются на основе антизападничества, которое как клей держит их вместе и не позволяет сталкиваться и конкурировать по другим вопросам. Евразия — их общее политическое пространство, которое они хотят отгородить от любого внешнего влияния.
В этих условиях странам региона трудно не только сохранять независимость во внешних делах, но и проводить собственную внутреннюю политику.

«Бывший глава Роспотребнадзора, который ныне депутат, заявил, что американские лаборатории на территории постсоветских стран могут быть заняты разработкой биологического оружия. Нас тоже, среди прочих, упомянули, а некоторые лаборатории в ЦА вызывают, по его словам, в Москве особые опасения. В принципе, ожидаемые алармистские выпады. Не за горами новая волна страшилок о том, как Талибан после вывода американских войск бросится завоёвывать центрально-азиатский регион»,

— телеграм-канал «Серия пенальти».

Находясь в непростых условиях, страны Центральной Азии обогатили концепцию внешней политики идеей многовекторности, которая достигла пика своего развития в двухтысячных годах. Политика, при которой все двери остаются открытыми, является идеальным вариантом. Проблема в том, что в разгар стратегического соперничества стран некоторые великие державы хотят исключить определенные партнерства. Поэтому с осложнением международной ситуации после 2014 года реализовывать эту концепцию на практике становится всё сложнее.

Фото с сайта mfa.tj

Для сохранения суверенитета и обеспечения большей манёвренности странам региона необходимо уравновешивать сильное давление на полюсах за счёт максимального расширения внешних контекстов. Южная Корея, Индия, Япония – всё это важные отношения. С точки зрения стран Центральной Азии, чем больше партнерств и больше возможностей они имеют, тем они получают больше пространства для маневра в отношениях с крупными державами, особенно с Россией и Китаем. Но это лавирование между Москвой и Пекином является характерной чертой региона и останется таковой в течение многих лет, если не десятилетий.

Наряду с сильнейшим влиянием на внешнюю политику стран региона, авторитаризм России и Китая оказывает косвенное воздействие на их политические системы, затрудняя движение в направление либерализма.

Государства Центральной Азии находятся в одном поле с Китаем и Россией, и они как совместно, так и независимо друг от друга внедряют авторитарные тенденции и практики.

Влияние России (в большей степени) и Китая (в меньшей) проявляется:

  1. В нормотворчестве через механизм межпарламентского комитета СНГ, который создает подражательное законодательство (вроде антитеррористического, антиэкстремистского, или законов о публичных демонстрациях). Все эти законы чаще всего принимаются в очень зависимых от России местах.
  2. В правовой помощи в сфере экстерриториального сотрудничества, выдачи, обхода международных процедур и стандартов предоставления убежища, как через институализированные механизмы в рамках СНГ, ОДКБ и ШОС, так и неформально.
  3. В успешной пропаганде, когда либерализм преподносится как политически дестабилизирующий порядок, связанный со сменой режимов, цветными революциями, НПО, которые финансируются иностранными правительствами, и тому подобными вещами. Навязывается понимание либерализма исключительно в качестве внешней угрозы безопасности. Так же как и некоторые манипуляции с ценностями, особенно в таких вопросах, как ЛГБТК, которые затем как бы противопоставляются национализирующим идентичностям и практикам и так далее.
Генеральный директор МИА "Россия сегодня" Дмитрий Киселев выступил на Международном медиафоруме в Ташкенте
Генеральный директор МИА «Россия сегодня» Дмитрий Киселев выступил на Международном медиафоруме в Ташкенте. Фото с сайта peoplenews.uz

«Интересно, что Узбекистан во второй раз за последнюю неделю попадает в поле зрения российской пропаганды. Совсем недавно главный рупор Кремля обратил внимание на деятельность партии Миллий тикланиш, рассмешив местную публику предположением, что кто-либо из Министерства партий может получать иностранное финансирование (да, ещё и для распространения русофобии)»,

— телеграм-канал «Серия пенальти».

Таким образом, наряду с концепцией многовекторности, происходящие здесь процессы дали основания для выделения такого понятия, как авторитарный регионализм.

Согласно теории международных отношений, региональное сотрудничество развивается по экономическим функциональным причинам, то есть, когда это имеет смысл для бизнеса и расширения рынка, тогда создаются общие правила, нацеленные на обеспечения максимальной торговой прибыли. Но в авторитарных условиях, происходит обратное: политические причины выходят на первое место, потому что выживание и стабильность режима – это забота номер один.

Над сотрудничеством авторитарных государств довлеют желания этих стран сохранить суверенный контроль над такими вопросами, как интернет или управление киберпространством. Эти ограничения закладываются в основу межгосударственных отношений. Так на региональном уровне возникает сообщество, обеспечивающее авторитарные практики в интересах правящих режимов. Это главное. А затем механизмы могут быть самыми разными – это могут быть договоры, неформальные сотрудничества служб безопасности или нормативные механизмы. Консенсус основан на то том, что мы не любим Сороса и западных либералов.

Авторитарный регионализм – это авторитарные и антидемократические практики, которые институционализированы и оправданы на региональном уровне, формально или неформально.

Формально через механизм региональной организации. К примеру, антитеррористический договор ШОС 2009 года. Он институционализирует право передавать подозреваемого в терроризме экстремиста или сепаратиста из одной страны в другую только на основании обвинения, без каких-либо других стандартов, одобрений или рассмотрения внутреннего законодательства. Этот механизм позволяет включать политических диссидентов в одной стране в список террористов или экстремистов в общем списке разыскиваемых лиц.

В Центральной Азии сложилась и неформальная практика выдачи друг другу разыскиваемых политических заключенных, так называемый логроллинг, когда одна страна включает предполагаемого политического оппонента другой страны в список экстремистов, если та соглашается преследовать её оппонентов. Такого рода черные списки, сотрудничество служб безопасности, обход законов о предоставлении убежища, распространение общего законодательства, – всё это часть авторитарного регионализма, который масштабируется на региональном уровне.

Ссылка на полный текст интервью.


Региональная аналитическая сеть Центральной Азии Central Asian Analytical Network (CAAN): продвижение мысли, знаний и амбиций


Как авторитаризм в России и Китае влияет на Центральную Азию?: 2 комментария

  1. Автор статьи сознательно уводит читателей от активизирующего влияния на Среднеазиатский регион стран исламского мира, таких, как Турция, Объединенные Арабские эмираты и специально делает акцент на Россию и Китай.

    Нравится 1 человек

    • Мне показалось, что автор рассматривает вопрос немного под другим углом: в контексте глобального соперничества или геополитического противоборства США, РФ и КНР, и их влияния на регион. Турция и ОАЭ играют свою роль, но не рассматриваются как оппоненты США.

      Нравится

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s