«Мама, мы все тяжело больны». Этюд в прозе жизни

Информационное пространство Узбекистана – жужжащий улей. Ни дня без поводов для экзистенциальных споров и баталий — благо, что чаще вербальных, хотя нужно сказать, что виртуальные поливания оппонентов всё чаще получают оффлайн-последствия.

Ежедневные двух минутки ненависти по Оруэллу в солнечной республике постепенно продлились до круглосуточек. Общество находится в постоянной мобилизации, как говорят наши друзья-французы, а ля гер ком а ля гер. Конечно, этот условный социальный рефлекс возник не сразу. Когда-то узбекистанское общество всколыхнуть было практически невозможно: в те времена спокойно вырубили вековые чинары на Сквере, снесли Дом кино, целый список скульптур разной культурно-исторической ценности и значимости, включая неповторимый памятник Свободе австрийского военнопленного Эдуарда Руша в Самарканде, отутюжили исторический центр Шахрисабза, выдавили из Ташкента трамвай и еще много каких дров наломали.

Памятник Свободе, архитектор австрийский военнопленный Эдуард Руш. Открыт 1 мая 1919 года, снесен 4 июня 2009 года. Фото: Дмитрий Костюшкин. Источник

Спасибо топорным чиновникам — благодаря их непродуманным, не просчитанным, не выверенным, некомпетентным и авантюрным действиям, решениям и планам в Узбекистане, вернее пока только в Ташкенте, возникло и приобрело навыки мобилизации какое-никакое гражданское общество. Сегодня все узбекистанцы знают, что шанс отстоять интересы человека, бизнеса или социальной группы, заставить госструктуры сдать назад или добиться каких-то процедур в соответствии с законодательством, появляется только параллельно с возникновением общественного резонанса. Причем зависимость вероятности положительного исхода прямо пропорциональна масштабам шумихи в соцсетях.

Солидаризировавшаяся часть гражданского общества всё чаще одерживает точечные тактические победы и достигает намеченных целей, чем, конечно, вызывает изжогу и раздражение у некоторых чиновников, особенно тех из них, которые, плохо совмещают функцию обеспечения интересов гражданина, общества и государства с продвижением своих вездесущих бизнес-проектов – естественно в пользу второго.

В качестве примеров успешной мобилизации гражданского общества можно привести то, что на слуху: парк у ЦУМа, театр «Ильхом», сквер «Матери и дитя».

Фото: Андрей Кудряшов/«Фергана»

Здесь хочу поделиться двумя наблюдениями.

Во-первых, во всех этих локальных «победах» неудобные вопросы звучали, в основном, на одном и том же языке. Пересмотрите видеозаписи исторической встречи у «мандулы» с оленями недалеко от «Голубых куполов», и станет ясно, что этот сложный для деликатного описания лингвистический фактор замечен не только нами. Государственный служащий на высокой градской позиции почти не скрывал неприязни к тем согражданам, кому привычнее формулировать мысли и требования не на государственном языке.

«Встреча, которая еще не закончилась, судя по трансляции, быстро превратилась в фарс. Нагнанные провокаторы, признающиеся в любви к хокиму. Сотни ботов в комментариях, разжигающих национальную рознь и поющих славу хокиму.

Эммм… Ну мы же все понимаем, кто их нанял. Кого вы хотите обмануть? Зачем все это представление? Вы же со взрослыми людьми общаетесь, не с ясельной группой».

— тг-канал «Эффект Макаренко».

Забавно, что к предыдущей публикации под рубрикой «Этюды в прозе» — «В разрезе гражданина», где говорилось о том, что жизнь в Узбекистане в последнее время напоминает детское стихотворение Корнея Чуковского «Путаница», в фейсбуке был один комментарий, от которого в воображении всплыл образ человека с интонацией, очень напоминающей раздраженного и усталого чиновника с фотографии выше:

«ни чуковский, ни холоп не имеют отношения к Узбекистану, особенно вы чужие в этой стране. когда свалите?«

Akbar Yusupov

Этот же господин, от высокомерия которого веет административными полномочиями, отметился в комментариях и к посту про деградацию городской инфраструктуры в Газалкенте:

Второе наблюдение можно сформулировать так: пассионарное меньшинство склонно отстаивать вопросы в сферах экологии, сохранения культурно-исторического наследия, защиты животных, законности, то есть имеющих значение для всего общества. Причем недовольства апеллируют к правовым нормам и оформляются юридически (сбор подписи, коллективные заявления, флешмобы, пресс-конференции и т.д.). Пассивное большинство равнодушно к этим тематикам и мобилизуется только на национальной или религиозной основе. Его возмущение носит взрывной и иррациональный характер, выражаясь в самоуправстве, насилии, угрозах. Как примеры, реакция на неосторожное высказывание сотрудницы АИМК и анимешное побоище у Сквера.

Зёрна упали в землю, зёрна просят дождя
Им нужен дождь
Разрежь мою грудь, посмотри мне внутрь
Ты увидишь, там все горит огнём
Через день будет поздно, через час будет поздно
Через миг будет уже не встать
Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом
Мама, мы все тяжело больны
Мама, я знаю, мы все сошли с ума

Сопоставив эти два наблюдения, какой-нибудь сторонник конспирологии или «кьюанон» бездоказательно заявил бы, что появление и активизация истеричных блогеров, околоклерикальных деятелей и даже одиозных партийных бонз не случайны и связаны с попытками обуздания и направленного использования в противовес гражданской активности, чтобы активисты стали пессимисты, чувствовали себя неуверенно, уязвимо, превратились в «поравалильщиков» или погрязли в ворохе инфошума.     

Шухрат Мусаев и другие. Фото: Радио Озодлик. Источник

Так или иначе, если раньше был только хайп, то с недавнего времени появился антихайп; если поначалу резонанс возникал стихийно, точечно и имел какое-то объяснение, сегодня он успешно трансформировался в условный рефлекс. Ежедневно появляются инфоповоды, вокруг которых возникает инерционная, бесцельная и безрезультатная дискуссия. Вниманием лидеров общественного мнения стало легко управлять – стоит кому-то из одиозных популистов или истеричных фриков что-то выдать, как всем уже не до принципиальных и важных вопросов.

Выдрессированная антихайпом и эмоционально-психологически напряженная часть пассионариев стала возбуждаться даже там, где это не нужно или не имеет смысла.

«Транслирование ненависти и нетерпимости, в последние годы стала “хлебом” многих деятелей в различных отраслях. Благодаря развитию интернета, у людей больше возможностей наблюдать за различными технологиями манипуляции, и больше возможностей для их немедленного применения.

Речь не идет о конкретных людях или направлениях, это очень важно понимать и отметить, чтобы не было ложного ощущения односторонней угрозы. Угрозой является ненависть и популизм как явление. Неважно какая именно подоплека лежит под ним, будь то национальный, религиозный, гендерный, криминальный или тоталитарный радикализм. В любом случае, каждый раз это пища для внутренних и внешних реакционных сил, которые имеют возможность незаметно плавать в этой очень мутной воде».

— тг-канал «Наблюдения под чинарой».

«В стране публичные фигуры топят за избиения женщин. Транслируют ненависть и благословляют на насилие, беззаконие и самоуправство. Опасные элементы живут под прикрытием и при полном бездействии властей».

— тг-канал «Наблюдения под чинарой».
"Но переоценивать свободу высказываний политиков и общественных деятелей и дискуссий в целом не следует, эта свобода в значительной мере контролируется администрацией президента Узбекистана, добавил эксперт". Подробнее: Контролируемое оживление, Виталий Волков, Deutsche Welle.

И тут важно проартикулировать:

«Любая политическая элита, стремящаяся обеспечить свою собственную стабильность за счёт предоставления свободы радикальным элементам, подавляя, при этом, интеллектуальную элиту, обречена постоянно использовать инструменты с краткосрочным эффектом для своего существования. Поэтому она живёт исключительно сегодняшним днём и ищет способ латать дыры, чтобы сохранять комфортный для себя статус-кво. Как итог, построить настоящую стратегию долгосрочного развития она не в состоянии».

— тг-канал «Серия пенальти».

Мне кажется, что прямым следствием этой накачки информационного пространства ненавистью, сегрегацией, враждой и агрессией стало поражение всего нашего общества паранойей. Главной темой в социальных сетях стал поиск внутренних и внешних врагов.

Вот здесь я, наконец, перехожу к основной мысли чрезвычайно агрессивного и непримиримого разделения общества в Узбекистане.

Во время мусульманского поста ураза в сети распространилось видео, где группа молодых парней расклеивает по городу листовки с просьбой: «Уважаемые сестры, дорогие женщины, просим вас, уважая постящихся, одевать более длинную и закрытую одежду», стоит с этими воззваниями в одиночных пикетах напротив торгового центра.

На кадрах видно, что их деятельность привлекла внимание сотрудника органов внутренних дел, но, скорее всего, никакой реакции со стороны представителя власти не последовало. Не трудно представить какой была бы эта реакция, если на плакатах были просьбы к властям, а не женщинам.

Акция вызвала реакцию в русскоязычном УзНЕТе. Сначала возмутились феминистки, затем в дискуссию ввязались «охранители» мужской чести, позже подтянулись «крестоносцы» и прочие воины мира. Короче тысячи токсичных комментариев, полных агрессии и ненависти.

На вопрос зачем поднялась эта буря, когда в стране столько системных и действительно жизненно важных проблем, суть претензий была сформулирована так:

«Начинается с малого. Сначала вежливо просят надписью на бумажке в уразу (таких надписей херова туча в соц. сетях — все вдруг озаботились), потом по пятницам в течение всего года, а потом сиди дома и рожай детей, потенциальная проститутка. А потом исламское государство со всеми вытекающими».

Здесь же процитирую другой комментарий:

«Я владею узбекским языком, и не понимаю откровенного проявления национализма. Но если завтра люди с религиозным мышлением выйдут на защиту национального государства и традиционных ценностей, я их поддержу. И пусть уж я лучше буду в одном ряду с религиозно настроенными гражданами, а также с ватниками и с совками, чем в одном ряду с теми, кто продает интересы своей страны за донаты и подачки, кто готов лечь под зарубежных партнёров и готов продать свой народ за тридцать серебряников».

Сталь между пальцев, сжатый кулак
Удар выше кисти, терзающий плоть
Но вместо крови в жилах застыл яд, медленный яд
Разрушенный мир, разбитые лбы, разломанный надвое хлеб
И вот кто-то плачет, а кто-то молчит
А кто-то так рад, кто-то так рад
Мама, мы все тяжело больны
Мама, я знаю, мы все сошли с ума

Мы словно в состоянии перманентной гражданской войны, где кругом враги. За 30 лет после обретения независимости у узбекистанцев масса радикально дифференцирующих признаков: флаги, ленты, носки, длина юбок, язык и даже алфавит.

Расхождения и разные взгляды – это нормально. Плохо, когда разжигается вражда и ненависть, когда мы с пеной у рта спорим на какие-то искусственно навязанные и второстепенные темы. В таком обществе нет стабильности и в любой момент может произойти вспышка насилия.

Три десятка лет назад было сильное государство, которое народ побаивался, потом экономика поплохела, контроль ослаб — и тёмная толпа завелась с пол-оборота. Сейчас очень похожая ситуация.

Когда я смотрел видео со сквера, на людей, избивавших под известные крики парня и девушку, просто попавшихся на их пути, на бессильных людей в форме — было ощущение страшного дежавю. С той «скверной истории» прошло достаточно времени, чтобы утверждать — тех мер, которые должно было принять государство, не принято; выводов и уроков, которое необходимо было сделать — не сделано. Ситуацию замели под коврик, а значит будет новый виток углубления раскола в обществе, новая провокация, которая, боюсь, рано или поздно аукнется всем.

Почему не принимаются меры ко всем, кто разжигает вражду и рознь, по закону, публично, чтобы не повадно было? Не могут или не хотят? Не решение проблемы нарастания агрессии и разжигания ненависти в нашем обществе весьма чревато. К сожалению, государство бездействует и это провоцирует людей на новые призывы «дружно уничтожать», «пропалывать» и т.п. Эмоции и ожесточение не ведут к чему-то конструктивному. Общество солидарно должно требовать от государства обеспечения законности.

Мы все узбекистанцы, и мы все разные, но равные. Мы должны уважать убеждения друг друга, покуда они не нарушают закон. Нужно снижать уровень агрессии в обществе путем объединения и мобилизации на конструктивной общенациональной гражданской платформе для решения важных проблем обеспечения прогресса в экономике и науке, повышения уровня человеческого развития, сохранения экологии и культуры.

И здесь роль государства должна быть ровно обратной тому, что мы наблюдаем сегодня. Речь о важности обеспечения верховенства закона, о его универсальном, а не избирательном применении. Есть ответственность за разжигание социальной вражды и розни. Правоохранители должны реагировать на такого рода призывы, давать им оценку. Получается, что наказывают тех, кого легче или выгоднее наказать, а те, кто призывают к насилию или повышают градус агрессии, уходят от ответственности.

К сожалению, правовой нигилизм идёт именно от госструктур, а это размывает доверие к государству в целом, провоцирует толпу на самосуды.

Любой нарушитель закона, прав и законных интересов физических и юридических лиц должен нести ответственность. Роль государства заключается именно в том, чтобы были чётко прописаны правила общежития, а все противоречия решались в соответствии с законными процедурами, никто никого не бил, не резал, не насиловал, не отбирал или портил чужое имущество. Это простая, но единственно возможная основа стабильности в обществе и развития государства.

Предприниматели сферы рекламы обратились к президенту, разместив в Ташкенте десятки билбордов с напоминанием, что снос рекламных конструкций возможен только по решению суда. Фото: Савелий Соколов. Источник
Ты должен быть сильным, ты должен уметь сказать:
Руки прочь, прочь от меня!
Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть
Что будет стоить тысячи слов
Когда важна будет крепость руки?
И вот ты стоишь на берегу и думаешь: плыть или не плыть?
Мама, мы все тяжело больны
Мама, я знаю, мы все сошли с ума

Узбекистанцам нужно научиться слушать друг друга. Ну и, конечно, требовать выполнения законов, соблюдения прав не только, когда касается лично, но и для тех, кого обижают, к кому проявляют несправедливость. Быть активными, сознательными и ответственными гражданами. Ощущать себя частью большого общества, а не какой-то отдельной, пусть многочисленной, группы. Ставить в приоритет жизненно важные вопросы, а не отвлекаться на провокации.

Мы все должны стать прежде всего узбекистанцами, патриотами своей страны. Вместе решать важные и насущные проблемы, двигаться к прогрессу, нести добро в мир.

А элитам, взращивающим собственным армии троллей, или узким специалистам ведомств с широкими полномочиями нужно помнить:

«… целью информационных вбросов является раскол общества. Поэтому для того, чтобы оно было максимально устойчивым к внешним информационным атакам, крайне не желательно раскалывать его самим изнутри. А для этого необходимо свести к минимуму риторику, разделяющую граждан страны на более своих и менее своих, пресекать националистические выпады против тех или иных этнических или языковых групп, а также ликвидировать риторику ненависти и насилия во всех сферах общественно-политической жизни.

Следует понимать, что расколотое общество обречено на радикализацию. Причём, в данном случае речь идёт не только о религиозном аспекте, а о радикализации методов ведения общественных дискуссий.

Соответственно, общество будет существовать на пороховой бочке, которая в любой момент может взорваться от малейшей искры.

Как внешние силы могут пользоваться внутренним расколом в обществе, мы можем видеть на примере случившегося в Украине в 2014 году».

— тг-канал «Серия пенальти».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s