Узбекистан, как он есть: Лангар (Фергана)

«Тонг саҳардан ўтин тергани зовур бўйига — Қўштепанинг Лангарида ўтган бир кун», Сарвар Зияев, Kun.uz

Kun.uz продолжает рассказывать о жизни, заботах и радостях жителей отдаленных сёл Узбекистана. Новый репортаж о кишлаке Лангар Куштепинского района Ферганской области.

Первое, что бросилось в глаза при подъезде к населенному пункту — это столбы, которые местные жители когда-то установили методом хашара. Где-то столбы уже прогнили у основания, где-то их и вовсе уже нет, а электрические провода держатся самодельными креплениями на крышах, — рассказывает журналист Сарвар Зияев.

Судя по идущим издалека людям с ведрами, понятно, что водоснабжения в махалле нет. Дым из труб, торчащих из домов, не оставляет вариантов — кишлак, как и многие другие, отрезан от газораспределительной сети. Для обогрева и приготовления еды сельчане жгут в печках дрова и уголь.

На селе бытовые хлопоты и заботы о пропитании не имеют ни конца ни края, ни пола, ни возраста. То тут, то там дети, везущие дрова, шкуры, пластиковые бутылки на ослиных повозках, взрослые, погружающие спиленные ветки деревьев на автомобильные прицепы и багажники.

Наше внимание привлек внешне заброшенный дом. Перед тем, как наведаться туда, мы расспросили об этой семье в махалле.

Со слов односельчан, глава этой семьи Худойберди ака умер в 2009 году. Теперь ведение домашнего хозяйства на плечах его вдовы — Шоиры апы. Ей помогают работающие дочери Гулчехра и Гулнора, младший сын Сардорбек учится в школе.

Мы решили проведать женщину и побеседовать с ней. Дверь открыла сама Шоира апа и, разузнав кто мы и откуда, пригласила в дом.

В левой стороне двора расположен скромный двухкомнатный домик. В противоположной — курятник, за которым навалена гузапоя (сухие стебли хлопчатника). Из окна дома торчит длинная дымоходная труба. Под шиферным навесом над домом подвязаны веники. С правой стороны от дома установлен тандыр. Если коротко, обыкновенный сельский дом.

Шоира опа говорит, что намучалась после смерти мужа. Приходилось работать в поле, взрыхляя землю кетменем, собирать гузапою, косить траву в канавах на окраине кишлака. С большим напряжением подняла на ноги двух дочерей и сына. Сейчас полегче — дочери подросли и помогают по хозяйству.

Единственное, о чем она говорит с горечью, это то, что не смогла обеспечить дочерям нормальную учебу. После смерти отца старшая дочь Гулчехра устроилась посудомойкой в столовую. Работает раз в неделю по четвергам с шести утра до 7-8 часов вечера. Поначалу за рабочий день получала 35 тысяч сумов, сейчас — 45 тысяч. Общественный транспорт отсутствует, поэтому для поездок на работу Гулчехра вынуждена пользоваться частным извозом. Летом на транспортные расходы туда и обратно у неё уходило по 6 тысяч сумов. Зимой, когда возникли перебои на автогазозаправках, таксисты подняли стоимость проезда с 3 тысяч до 5, то есть сейчас на дорогу девушка тратит 10 тысяч сумов.

По весне Гулчехра с сестрой нанимаются на хлопковое поле, где им выделяют грядки для ухода за посадками — всё это ради того, чтобы осенью после сбора урожая унести домой гузапою.

Осенью и весной, во все остальные дни недели, кроме четверга, когда Гулчехра подрабатывает в столовой, она занята тем, что с утра и до самого вечера собирает дрова, потом рубит их под размер печки.

Младшая дочь Шоиры апы — Гулнора хотела учиться, даже подала документы в институт, но потом от безысходности отказалась от этой идеи. Сейчас работает поденщицей. Приносит 50-60 тысяч в зависимости от сложности труда. В сезон свадеб работы больше — есть возможность наниматься для мытья посуды. Всё заработанное уходит на продукты и одежду для брата Сардорбека, а еще на покупку угля.

В обязанности Гулноры также входят походы за питьевой водой. Обычно в день приходится ходить по два раза. Зимой, к необходимости ходить в не ближний свет с вёдрами, добавляется большая проблема с топливом для печки. При любой возможности дрова собирают все члены семьи.

Гулнора говорит о том, что элементарные бытовые удобства — газ, водопровод, постоянная подача электричества могли бы значительно облегчить жизненные условия и высвободить уйму времени на другие занятия. Пока же сельским детям не нужны стадионы, детские площадки и развлечения, им не до культурного времяпрепровождения.

***

Знакомясь с жизнью этой семьи, мы оценили то, как они счастливы и дружны, несмотря на все трудности. Собирая в холодную зимнюю пору дрова по арыкам и заурам, обрабатывая пилой и топором сырые ветки, срезая гузапою, принося издалека воду вёдрами, добираясь до городской столовой, чтобы мыть там посуду…

Им самим эти хлопоты кажутся привычными и простыми. Между тем, без малейших сомнений можно утверждать, что любой другой посторонний, увидев эти повседневные «хлопоты», долго не сможет найти себе место.

Подробнее о жизни в кишлаке Лангар смотрите в видеосюжете на узбекском языке:

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s